Век Лаврентьева (2000) - Н.С.Хрущев. И кто из ученых туда поедет?
Навигация
УголУгол
 
  110 М.А.Лаврентьев ЛЕТ  
КАК ЭТО БЫЛО
 
  

Н.С.Хрущев

И КТО ИЗ УЧЕНЫХ ТУДА ПОЕДЕТ?

Хрущев Никита Сергеевич (1894-1971) - видный советский партийный и государственный деятель. С 1935 г.- первый секретарь Московского областного и городского комитетов ВКП(б). В 1938-1949 гг. - первый секретарь ЦК КП(б) Украины, одновременно в 1944-1947 гг. - председатель СНК (СМ) УССР. С 1949 г.- секретарь ЦК КПСС, с 1953 по 1964 г. - первый секретарь ЦК КПСС, одновременно в 1958-1964 гг. председатель Совета Министров СССР. Герой Советского Союза, трижды Герой Социалистического Труда.

С большим уважением относился я к вице-президенту Академии наук СССР Лаврентьеву. Я с ним познакомился, когда он работал еще в Академии наук УССР, где тоже был вице-президентом. Этот человек нравился мне своей простотой, настойчивостью при реализации программ и научной гениальностью. Он тоже многое сделал для обороны страны, привлекаясь как консультант по ряду вопросов оборонного строительства. Кажется, именно он подал идею создания у нас кумулятивных боеприпасов, в которых концентрируется взрыв в определенном направлении. Кумулятивный заряд оказался очень действенным средством против брони. Однажды Лаврентьев предложил мне поехать на испытания: «Я покажу Вам заряд из взрывчатки определенной формы, положу его на лист железа, мы его подорвем, и он пронзит этот лист». Все так и произошло. Лаврентьев объяснил, что этот заряд не пробивает, а прожигает броню. Огромное дело он сделал во время войны на пользу страны.

В 50-е годы я поддержал его предложение создать особое отделение Академии наук в Новосибирске. Что касается его личной простоты, то не забуду, как этот большой ученый жил в палатке и ходил в кирзовых сапогах, когда в Сибири строили академические сооружения. Но главное не в том, как человек одет и что он носит - сапоги или цилиндр, это сугубо личный момент. Трезвость ума и пробивная сила Лаврентьева - вот что подкупало меня. Хорошо помню, как убедительно он доказывал необходимость создания академического филиала в Сибири, говоря, что наша страна огромна, а существует только один главный научный центр в Москве, это нерационально и неправильно. В качестве первого шага он считал полезным создать научный городок в Новосибирске, а потом и в других местах открыть такие же научные центры. Я спросил его: «И кто из ученых туда поедет? Это же Сибирь-матушка, пока еще она - пугало и после смерти Сталина, там отбывали свой срок миллионы заключенных и бывших военнопленных». «Есть - говорит, - такие люди» и показал длинный список: «Вот они готовы уехать в Сибирь, особенно молодые. Там нужны именно молодые».

Мы поставили этот вопрос на Президиуме ЦК партии и поддержали предложение Лаврентьева, дали необходимые средства. Требовалось очень много денег, особенно строительным организациям, чтобы в короткий срок создать хотя бы основу филиала. Научное строительство - непрерывный процесс, который, как и непрерывный процесс развития самой науки, требует оснащения необходимыми лабораториями, создания условий для работы и жизни ученых. Душой нового дела стал сам Лаврентьев. Я несколько раз посещал Академгородок, когда бывал в Сибири, и смотрел на месте, как идет строительство. Лаврентьев привез туда семью и жил сначала очень скромно в типовом финском домике, это я увидел, побывав у него на обеде. Он отказался от столичных удобств, от Москвы, от всего, что дает столица человеку, и уехал в сибирскую тайгу.

Сейчас им и его детищем в Новосибирске гордится вся страна. И есть чем гордиться!

Из книги «Время. Люди. Власть»
(Воспоминания: В 4 кн. Кн. 1. М.: ИКК «Московские новости», 1999)

 

Хлеб-соль ешь, а правду режь

С этой трибуны выступал один из выдающихся наших ученых Михаил Алексеевич Лаврентьев. Я знаю его много лет - и до войны, и во время, и после. Он - крупный ученый, а не стесняется ходить в кирзовых сапогах, не боится чернозема. И другие товарищи, работающие с ним, академики Христианович, Соболев и другие - это замечательные люди. Вокруг них организовался костяк, ядро ученых, которые хотят создать и создают здесь Сибирское отделение Академии наук. Будет ли это отделением, а скорее всего то, что они создают, будет Сибирской академией наук, не будем сейчас придумывать названия - ведь это не главное. Надо прежде всего создать здесь крупный научный центр, дать хорошее направление, чтобы наука шла в жизнь.

Разговор накоротке
Разговор накоротке. Академгородок. Октябрь 1959 г.
Мы только что приехали из этого Академгородка, осмотрели его. Побывали мы и в домике академика Лаврентьева - он накормил нас замечательными сибирскими пельменями. Но это не значит, что я не выскажу некоторые критические замечания.

Как говорится, хлеб-соль ешь, а правду режь.

Строительство Академгородка идет неплохо, но вы, дорогие товарищи, все-таки плохо подготовились к строительству. Технический уровень строительства значительно ниже наших технических возможностей на сегодняшний день. А ведь не было необходимости в излишней спешке. Думаю, что можно было бы несколько позже начать строительство, но сделать все быстрее, чем вы сейчас делаете.

Я понимаю вас, вы хотите скорее начать работу и поступаете по такому принципу: раскопать землю, заложить первые камни в фундамент и сказать - уже строим. Шалаш соорудили и говорят: а мы уже здесь живем.

Да, было именно так, товарищи. Построили там хибарку, и в ней поселился академик Лаврентьев. Рассказывают, что он подушками в стужу и метели закрывал окна. Так начинал свою жизнь академик на сибирской земле! Это похвально, это героический поступок, но вряд ли это было необходимо.

Если бы вы прежде всего создали там строительную базу, наладили производство крупных панелей, все подготовили, тогда бы не по кирпичику складывали дома, а в каждые пять дней возводили по этажу. Вы, товарищ Лаврентьев, москвич, когда будете в Москве, посмотрите, как там теперь возводят дома. Или вы уже совсем отреклись от Москвы? Тоже нехорошо, не забывайте Москву.

Но как бы то ни было, а ученые уже начали у вас работать. Конечно, это, видимо, их первые шаги, потому что необходимых условий для широкого размаха в работе еще нет.

Хочу высказать несколько замечаний по ходу строительства академического городка. Там имеется огромное количество рабочих, и не все они загружены. Не все благополучно и с архитектурным планированием городка. Надумали архитекторы в лесу высотные здания сооружать. Для чего? Чтобы легче воронам садиться, что ли? Архитекторы говорят: надо иметь архитектурное пятно в комплексе. Возможно, ему, архитектору, нужно это «пятно», а государство на это «пятно» расходует излишние средства. Надо все разумно делать, рационально.

Когда я был в Нью-Йорке, побывал там и на небоскребах. Там сооружение небоскребов в центре города - дело, безусловно, выгодное. Построив небоскреб, хозяин этого небоскреба получает большие прибыли, сдавая в аренду жилье или служебные площади. Земля там дорогая, поэтому иной раз выгоднее снести дом, который имеет 20 этажей, и построить на этом месте дом в 60-100 этажей; хозяин этого дома зарабатывает на этом деле. Но зачем нам, товарищи, копировать Америку в сибирских просторах? Тут, знаете, медведь с медведем иной раз не может за два года встретиться, а вас кто-то словно тянет к облакам. Живите прочнее на земле, на земле лучше, чем витать в облаках.

На стройке академического городка чрезмерно растянули коммуникации. Говорят, что учитывали перспективу расширения. Какая перспектива? Да у вас перспектива на тысячи лет. Все надо делать экономно. Когда мы станем богаче, тогда построим в Сибири еще не одно отделение Академии. Может быть, будут свои отделения в Иркутске, Красноярске и других краях и областях Сибири, потому

что у каждой из них есть свои особенности; им нужны свои научно-исследовательские институты и учебные заведения.

Теперь мы ставим такую задачу, чтобы все рабочие и крестьяне нашей страны имели среднее образование. Недалеко то время, когда рабочие и крестьяне будут иметь высшее образование. А для этого нужны учебные заведения. Разве есть необходимость в том, чтобы всех ученых, работающих в Сибири и на Дальнем Востоке, тянуть в ваше Сибирское отделение Академии наук? Сейчас вы их объединяете, и это хорошо. Но придет время, и в Сибири могут быть созданы другие, такие же полезные отделения Академии наук СССР.

Вы - пионеры этого хорошего и ценного дела, и мы должны выразить благодарность, наши поздравления академикам М.А.Лаврентьеву, С.А.Христиановичу, С.Л.Соболеву и их товарищам, которые вместе с ними приехали сюда для того, чтобы развернуть здесь научную работу. К ним присоединились другие ученые, и теперь они делают полезное, благородное дело для нашего народа, для нашей Родины, на благо строительства коммунизма в нашей стране.

Из речи на митинге трудящихся в Новосибирске
(Труд, 1959, 14 октября)
 СО РАН 
  
 
Н.С.Хрущев. И кто из ученых туда поедет? // Российская академия наук. Сибирское отделение: Век Лаврентьева / Сост. Н.А.Притвиц, В.Д.Ермиков, З.М.Ибрагимова. - Новосибирск: Издательство СО РАН, филиал «Гео», 2000. - С.196-199.
 

Назад ОГЛАВЛЕНИЕФАЙЛ PDF  Продолжение
  
  
 
УголУгол
[О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Библиография | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
  Пожелания и письма: branch@gpntbsib.ru
© 1997-2020 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Отредактировано: Wed Feb 27 14:34:42 2019 (23,465 bytes)
Посещение 2189 с 21.09.2010