Выпускники МГУ в ННЦ СО РАН. 1957-2007 - Сухоруков Ф.В. Кубань - МГУ - СО РАН (стр.190-194)
 Навигация
 
Выпускники МГУ в ННЦ СО РАН
Десант романтиковВОСПОМИНАНИЯ 
 

Ф.В. Сухоруков
КУБАНЬ - МГУ - СО РАН

Я вырос и закончил среднюю школу в станице Махошевская Краснодарского края на Кубани. В нашей школе работали по распределению два выпускника философского факультета Московского университета - Георгий Львович Смолян и Татьяна Иосифовна Червонская. Они преподавали в старших классах почти все предметы, включая математику. На выпускных экзаменах Георгий Львович сказал, что мне нужно учиться в Москве. Когда я ехал туда через Харьков, Курск, из окна поезда хорошо были видны следы Великой Отечественной войны (окопы, траншеи и другие оборонительные сооружения), что отчетливо сохранилось в моей памяти. Москву (и вообще большой город) я увидел впервые. Университет просто ошеломил. Несколько первых лет, входя в здание на Ленинских горах, тщательно чистил обувь и очень огорчался, когда другие этого не делали. Хорошо помню море людей перед парадным входом 1 сентября 1953 года. Все выступающие говорили о большом значении университета для подъема образования, науки, культуры и народного хозяйства СССР. Лица людей светились радостью, уверенностью в своем будущем и расцвете страны.

Началась студенческая жизнь. Первая лекция всему курсу была прочитана А.Ф.Якушевой по общей геологии в 611-й аудитории. На второй день, 2-го сентября в газете "Правда" на первой странице был опубликован фотоснимок, сделанный во время лекции, где хорошо видны дорогие лица однокурсников. Наш курс был одним из самых больших на факультете. Геологи в те годы были нарасхват. Москвичи были в меньшинстве, в основном на геохимии. В остальных группах были многочисленные представители всех союзных, автономных республик, а также демократических государств Восточной Европы и более десяти студентов из Китая. Жили дружно, помогали друг другу в учебе. Учиться как-нибудь было неприлично и непрестижно. Спорт и художественная самодеятельность, наряду с учебой, были главной заботой партийных и комсомольских руководителей факультета и всячески поощрялись.

В высотном здании на Ленинских горах было все прекрасно обустроено и продумано: торжественный конференц-зал, уютный клуб, плавательный бассейн и т. д. Удобства в Доме студента, который фактически был не общежитием, а скорее, бесплатной классной гостиницей, были выше всяких похвал. Я занимал прекрасную комнату, в соседней жил мой земляк В.А.Соловьев (доктор геолого-минералогических наук, профессор, тектонист), затем Чермен Борукаев (в будущем член-корреспондент, тектонист). Гостиная с мягкой мебелью и пианино, буфет, большие кухни. Студенческие столовые с дешевыми обедами, доступными студенческой стипендии, с бесплатным хлебом и нередко овощами на столах. На стройбазе МГУ можно было подработать на разгрузке вагонов, а на "Мосфильме" - статистом в массовых сценах. Мы ходили в театры, в том числе в Большой, на стадионы, могли покупать книги. Все и везде (в трамвае, автобусе, метро) читали.

После первого курса мы проходили геодезическую практику в Красновидово, далее геологическое картирование изучали в Крыму, в Бахчисарайском районе. Десять лет спустя полученный опыт мои друзья Ч.Б.Борукаев, В.А.Соловьев, Е.А.Елкин успешно использовали при организации учебного полигона для студентов-геологов Новосибирского университета в Туве и на озере Шира в Хакасии.

На первой производственной практике я работал коллектором в съемочной партии Всероссийского аэрогеологического треста в бассейне р. Мая (приток Алдана). Осенью 1956 года под руководством С.С.Боришанской в привезенных мною штуфах хромита впервые была обнаружена самородная платина, которую я описал в курсовой работе как Кондерское месторождение*, изучение его продолжил мой одногруппник, доктор геолого-минералогических наук Л.Разин. Преддипломную практику проходил в Горном Алтае на разведке Верхне-Терехтинского полиметаллического месторождения, где был установлен редкий минерал - реньерит. Во время практики познакомился с Л.А.Михалевой, по совету которой в Новосибирске встретился с Б.Н.Лапиным, в то время ученым секретарем только что созданного Института геологии и геофизики (ИГиГ) СО АН СССР. Б.Н.Лапин рекомендовал мне приехать в Новосибирск.

В 1958 году в Новосибирск приехало большое количество выпускников МГУ. Сотрудники почти всех институтов, включая Президиум, размещались в одном здании на ул. Советской, 20, что способствовало быстрому знакомству, напряженной научной и общественной жизни. Жилья поначалу не было, Управление делами СО АН СССР оплачивало недолгое проживание в гостинице, на турбазе, затем на частных квартирах, то есть в старых деревянных домах по Ельцовкам 1-я, 2-я и т. д. Мы с женой С.С.Сухоруковой в ноябре 1958 года получили комнату в доме на ул. Ватутина, 18. Это было счастье. В коммунальной четырехкомнатной квартире вместе с нами поселились химики - тоже выпускники МГУ - Валентин и Лиля Кравченко (оба кандидаты химических наук), геофизики из Ленинградского университета Галя Морозова (доктор геолого-минералогических наук) и Коля Кротевич (кандидат геолого-минералогических наук), биологи из Тимирязевки Иван Черный (кандидат биологических наук) и Марья, которых вскоре сменили биологи из МГУ Вадим (ныне член-корреспондент РАН, директор Института систематики и экологии животных СО РАН) и Таня (кандидат биологических наук) Евсиковы. К осени 1959 года в квартире проживало 16 человек, родились дети, приехали бабушки, мамы, сестры. Прожили вместе более трех лет, ни разу не поссорились, дружим и с радостью встречаемся до сих пор.

В первый же год комитет ВЛКСМ СО АН СССР по просьбе Горкома партии организовал выступления ведущих ученых перед молодежью города по современным проблемам науки. С лекциями выступали академик А.А.Трофимук, Г.И.Будкер. Запомнилась лекция академика С.Л.Соболева. В актовом зале Геолого-разведочного техникума, полностью заполненном молодежью, было очень холодно. Все были одеты в шубы, в пальто. Сергей Львович был в костюме темно-серого цвета, стройный, улыбающийся. Он рассказывал о роли вычислительных машин в научных исследованиях и планировании народного хозяйства. Его слушали, затаив дыхание.

Живо сохранились в памяти зимние футбольные баталии сотрудников СО АН. Видимо, до нас, приехавших из МГУ, зимой на снегу в Новосибирске в футбол не играли. После переезда в 1960 году в Академгородок в нашем здании Института геологии и геофизики был "Ноев ковчег" из лабораторий разных институтов. Завязывались межнаучные контакты, научная жизнь кипела, соединялись опыт зрелых мужей, энергия и энтузиазм молодости. Конференц-зал института всегда был полон. В обсуждениях основных проблем геологии и геофизики принимали участие выдающиеся ученые и организаторы науки, академики и члены-корреспонденты АН СССР: А.А.Трофимук, А.Л.Яншин, В.С.Соболев, Б.С.Соколов, Ф.Н.Шахов, Э.Э.Фотиади, Н.Н.Пузырев, Ю.А.Косыгин, Ю.А. и В.А. Кузнецовы, И.В.Лучицкий, В.Н.Сакс, К.В.Боголепов, блестящие ученые-полемисты Г.Л.Поспелов, Л.В.Фирсов, Ю.А.Воронин, Э.А.Еганов. Для молодых ученых участие в многочисленных научных и философских диспутах было настоящей научной школой.

Работая в Президиуме СО АН СССР (1966-1971 и 1977-1981 годах), имел возможность наблюдать трех председателей Сибирского отделения АН СССР. Академики М.А.Лаврентьев, Г.И.Марчук, В.А.Коптюг были не только блестящими учеными, но, несомненно, крупными государственными деятелями. О них и их делах много написано и добавить коротко трудно. Вспоминаю картину прогулок Михаила Алексеевича Лаврентьева по Морскому проспекту после ухода с поста Председателя СО АН. Отец сибирской академической науки был высок - он возвышался на голову над основной массой прохожих и на каждом шагу отвечал на их приветствия. Лицо его в эти минуты светилось улыбкой и удовлетворенностью, он был счастлив. В Академгородке его все знали и любили.

Г.И.Марчук пригласил меня в Президиум СО АН по рекомендации академика А.А.Трофимука для работы начальником отдела региональных программ. Необходимо было создать структуру и план работы по междисциплинарной программе "Комплексное освоение природных ресурсов Сибири", которая вскоре стала называться программой "Сибирь". Руководил советом по ней А.А.Трофимук, который прекрасно знал научный потенциал Академии наук, ведомственных академий и вузов. В течение 1977 года формирование программы было завершено.
 
 
Ф.В.Сухоруков
Ф.В.Сухоруков. Экогеохимию
делаем и зимой. 2004 г.

Академик А.А.Трофимук при всех председателях Сибирского отделения был первым заместителем и отвечал за развитие филиалов. Он часто бывал в Томске, Красноярске, Иркутске, Якутске, Улан-Удэ, Владивостоке, Магадане, знал все нужды и успехи институтов и настойчиво отстаивал их интересы в Президиуме СО АН СССР. Работая под его непосредственным руководством, часто сопровождая в поездках, я хорошо знал его позицию по многим важным академическим, в том числе научным, государственным и партийным вопросам. Многому у него научился, старался не подвести. А.А.Трофимук был очень дисциплинирован и требователен к себе и окружающим, ценил свое время и время своих коллег. В приемной его кабинета никогда не было длинных очередей, время приема строго выдерживалось. Стиль его руководства - коллективный. В состав команды, как правило, входили члены Академии, которым он полностью доверял научную и научно-организационную работу. Он был доступен каждому сотруднику института (нужно только записаться на прием у референта). К нему можно было обратиться по любому вопросу - личному или производственному, кроме одного - с жалобой на своего начальника. В таком случае он говорил: "Приходите со своим руководителем". Такой подход (я это понял позже) способствовал установлению здоровой, не склочной обстановки в институте, да и в Президиуме тоже.

Андрей Алексеевич формировал свою команду исключительно под задачи создания комплексного института геолого-геофизического профиля. В разное время в основном "штабе" геологов института состояло от 10 до 13 академиков и членов-корреспондентов АН СССР. Из них только А.А.Трофимук, Э.Э.Фотиади и В.Н.Сакс были членами КПСС, остальные беспартийные, в том числе оба заместителя директора - академики В.С.Соболев и А.Л.Яншин. Так что бытующее мнение, что лидером в советское время даже в науке можно стать только будучи коммунистами, неверно. Кстати, я был принят на работу в Президиум в 1966 году беспартийным, выбывшим из рядов ВЛКСМ по возрасту.

Еще в МГУ мой руководитель диплома академик В.И.Смирнов, узнав о намерении ехать в Новосибирск, посоветовал работать у члена-корреспондента Ф.Н.Шахова. При первой встрече с Феликсом Николаевичем я был основательно проэкзаменован. На следующий день мне предложено было заняться геохимией бора в полях железорудных месторождений Алтая. Бор был одним из востребованных во многих областях техники элементов. Результаты изложены в закрытой кандидатской диссертации и поэтому не опубликованы. В ней кроме характеристики бороносности разных генетических типов месторождений железа сделана попытка наметить циклы бора в геологических процессах земной коры и Мирового океана. В то время я находился под сильным влиянием идей В.М.Гольдшмидта о талассофильности бора и изначальном (в результате дегазации мантии) обогащении им Мирового океана.

 

Далее занимался геохимией редких элементов, в том числе бора и редких щелочей, в вулканических породах и продуктах их гидротермальных изменений Камчатки и Курил. Установлено, что распределение бора в молодых (включая современные кислые вулканиты) и аналогичных девонских эффузивах Алтая практически одинаково, а гидротермальные изменения на конечной стадии с образованием кварцитов приводят к полному его выносу. К этому времени было осознано, что наиболее масштабное разделение химических элементов, в том числе и редких, в процессах формирования пород земной коры происходит при выветривании первоначальных образований. Продукты выветривания дали огромные скопления самых разнообразных по химическому составу осадочных, затем метаморфических и магматических пород. Было проведено тщательное изучение разновозрастных каолиновых кор выветривания Западной Сибири, Урала, Узбекистана, Казахстана, Украины.

С 1991 года я и коллектив вверенной мне лаборатории геохимии редких элементов и экогеохимии стали разрабатывать вопросы геохимии тяжелых металлов, естественных и техногенных радионуклидов в окружающей среде. По рекомендации Председателя СО РАН академика В.А.Коптюга и указанию директора ОИГГМ академика Н.Л.Добрецова в 1991 году были начаты комплексные междисциплинарные работы по оценке уровней природной и техногенной радиоактивности почв, донных осадков озер, рек, растений, включая лекарственные, и пищевых продуктов в Горном Алтае, а затем в Алтайском крае. Эти крупномасштабные исследования проводились с целью определения воздействия ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне на здоровье населения края. Исполнители - сотрудники СО РАН В.А.Коптюг, Ф.В.Сухоруков, Ю.И.Винокуров, М.А.Хлебович - удостоены звания лауреатов премии по науке и технике администрации Алтайского края.

География экогеохимических исследований расширялась - Надым-Пуровское междуречье, Томская, Новосибирская, Кемеровская области, Тува, Прибайкалье, Забайкалье, Краснояский край. В 2004 году вышла очередная коллективная монография "Закономерности распределения и миграции радионуклидов в долине реки Енисей".

*Теперь оно высоко ценится и используется.

 
 СО РАН 
  
 
Сухоруков Ф.В. Кубань - МГУ - СО РАН // Выпускники МГУ в Новосибирском научном центре СО РАН. 1957-2007. - Новосибирск: Гео, 2007. - С.190-194.
 
Назад ОГЛАВЛЕНИЕ Продолжение
 
[О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Библиография | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
  Пожелания и письма: branch@gpntbsib.ru
© 1997-2020 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Отредактировано: Wed Feb 27 14:34:50 2019 (31,415 bytes)
Посещение 4012 с 04.05.2009