Грученко Г. Валентин Афанасьевич Коптюг (1931-1997)(Край Смоленский, 2008)

Rambler's Top100

ВАЛЕНТИН АФАНАСЬЕВИЧ КОПТЮГ (1931-1997)

Галина Грученко, к.п.н., доцент

«В Управлении ФСБ по Смоленской области находится на хранении архивное уголовное дело N 5959-С в отношении Коптюга Афанасия Яковлевича, 1899 года рождения», белоруса, уроженца деревни Козики Дриссенского района БССР, бухгалтера Смоленской почтовой конторы, члена профсоюза с 1917 г., члена ВКП(б) с 1920 г., исключенного из ее рядов в 1937 г. (Утаил, что брат Даниил в 1929 году был раскулачен, лишен избирательных прав; брат Филипп до революции служил стражником, также лишен избирательных прав, в 1932 году выслан за пределы БССР).

А.В. Коптюг работал с сентября 1932 г. по сентябрь 1935 г. начальником Клинцовского райотдела связи Западной области, а с февраля 1936 г. по октябрь 1937 г. - начальником почтового отдела бывшего Западного Управления связи. «4 февраля 1938 г. арестован УНКВД Смоленской области ... На момент ареста проживал по адресу: г. Смоленск, 2-ая линия Красноармейской Слободы, дом 64, имел семью: жена - Надежда Васильевна Коптюг, 1903 года рождения, сын Владимир, 14 лет, сын Валентин, 6 лет ...

Коптюг Афанасий Яковлевич обвинялся по статье 58-7,10 УК РСФСР (антисоветская деятельность) ... Заседанием Тройки УНКВД Смоленской области от 13 февраля 1938 г. ... осужден к расстрелу, приговор приведен в исполнение 19 февраля 1938 г. ...

25 сентября 1956 года Постановлением Президиума Смоленского областного суда Коптюг А.Я. реабилитирован».

Его сын Владимир погибнет в конце 1944 г. при освобождении Польши. Жена умрет в Новосибирске в окружении внуков и правнуков, когда младшему сыну уже исполнится 50 лет. Валентин Коптюг станет выдающимся ученым-химиком. 17 лет он будет председателем Сибирского отделения АН СССР (позднее РАН), одновременно вице-президентом АН СССР (далее РАН). В мае 1993 г., находясь на Менделеевском съезде в Минске, академик В.А.Коптюг наберет, чтобы отвезти на могилу матери, с которой расставался лишь учась в вузе и аспирантуре, мешочек белорусской земли.

Родился Валентин Коптюг 9 июня 1931 г. в г. Юхнове Западной (ныне Калужской) области. Отец здесь работал начальником районного отделения связи, мать - телеграфисткой.

В память мальчика остро врезался год 1938-й. «В дом пришли чужие люди, перевернули все вверх дном, увели отца. ...» Его судьба долгое время была неизвестна. Летом мать вместе с детьми выставили на улицу. Пришлось разместиться в находившемся во дворе сарае. К осени кто-то посоветовал Н.В.Коптюг послать телеграмму Н.К.Крупской. «Реакция была мгновенной - семью вернули в дом».

«Имея начальное образование ... и трудовой стаж 18 лет, мать в 1938 году поступила работать в Смоленский Дом учителя на должность «буфетчица», в 1939-м она уже «зав. хоз. частью», а в 1941-м - директор Дома учителя». (Чудом сохранившуюся трудовую книжку Н.В.Коптюг процитировала в 2001 г. жена Валентина Афанасьевича - Михайлова (Коптюг) Ирина Федоровна). В.А.Коптюг не раз вспоминал, как он ходил в этот замечательный Дом (ныне Дом книги на улице Большой Советской) в библиотеку и разные кружки; буквально «дневал и ночевал» там.

Учился Валентин, судя по месту жительства, в средней школе им. Н.К.Крупской, теперешней гимназии им. Н.М.Пржевальского.

Следующее яркое воспоминание мальчика - 1941 год - война. «Летом ... всех малышат ... эвакуировали за город, километров за двадцать, так что мы с бугорков могли наблюдать ночные налеты на Смоленск, когда все небо в прожекторах, бьют зенитки, рвутся бомбы и видны зарева пожаров. Было и страшно и любопытно. Когда нас привезли в Смоленск, действительно стало страшно - город был полностью разрушен. Разбитые дома, некоторые выгоревшие напрочь, пустые глазницы окон. Все еще дымится ... Мы совсем мало, может быть всего два-три дня еще, пробыли в Смоленске, потом началась эвакуация ... Нас, вместе со старшим братом, направили в Тамбов». Мать должна была содействовать эвакуации, задерживалась, уходила из Смоленска пешком, добиралась до Москвы на попутных машинах. Вместо Тамбова братьев привезли в Сталинград. Там их и нашла мать. Поздней осенью, когда Сталинград стали бомбить, все трое поехали с эшелоном в Фергану, попали к концу года в Самарканд.

Здесь В.Коптюг получил среднее образование, здесь сформировался его характер. Он вспоминал в 1996 г., в интервью «Страницы детства и юности». - В Самарканде было два типа школ: русские обязательным изучением узбекского языка и узбекские - с обязательным изучением русского. В русской школе в выпускном классе писали сочинение на русском и изложение на узбекском языке. В узбекских школах - наоборот. Дети разных национальностей дружили. Вместе работали на хлопке, посещали Станцию юных техников, где были изумительные преподаватели из эвакуированных, выезжали в Хиву и Бухару, гоняли голубей, на велосипедах отправлялись в горы, собирали разные минералы. Никаких проявлений национализма не было, хотя после разгрома басмачества прошло около двадцати лет.

Умная, волевая, великая труженица - мать обеспечила Валентину относительно благополучные отрочество и юность. В Самарканде она прошла путь от учетчицы, потом заведующей складом до начальника швейного цеха - руководителя большого коллектива узбечек. Своим примером воспитала в сыне упорство и фантастическую работоспособность. В 1949 г. с золотой медалью он окончил среднюю школу.

В его характеристике написано: «Коптюг Валентин Афанасьевич, ученик 10 класса ... В школе N 6 учился два года. Отличник учебы. Серьезно, самостоятельно работает над книгой (повышенной трудности). Любит химию, физику, математику. На областной математической олимпиаде в 1947-1948 учебном году занял второе место. В труде упорен, глубоко анализирует материал, над которым работает. Характер твердый и настойчивый. К себе требователен, к товарищам относится с большим вниманием. В классе играл ведущую роль ... Оказывал серьезную помощь отстающим учащимся в освоении трудных разделов математики ... Большое внимание уделил работе в ... кружке по изготовлению физических приборов ...»

Качества и способности, выпукло проявившиеся в школьные годы, В.А. Коптюг развивал и совершенствовал всю свою жизнь. Он, как сказал его студенческий товарищ, в дальнейшем к. т. н. О.В. Зарубин, «оказался одним из тех редких людей, кому хватало человеческой силы самому крутить колесо своей судьбы». На что Валентин Афанасьевич внес поправку: «Но как много людей помогали мне в жизни - бескорыстно, просто».

Историю поступления в ВУЗ В.А.Коптюг рассказал в поздравлении профессору Б.И.Степанову, ветерану Московского химико-технологического института (МХТИ) им. Д.И.Менделеева, 25 ноября 1994 г., в день восьмидесятилетия профессора. В 1949 г. Валентин сдал документы в приемную комиссию МГУ, умолчав в автобиографии об аресте и расстреле отца. На следующее утро он вновь пошел к секретарю и честно сообщил ему об этом. В ответ услышал: «Будет лучше для Вас и для нас, если Вы попробуете поступить в другой вуз». Вняв совету, он отправился в приемную комиссию «Менделеевки», где сразу обратил внимание председателя на упомянутый факт. На что от Б.И.Степанова услышал фразу, которую помнил почти полвека: «Мы ведь принимаем в институт не Вашего отца, а Вас!» Так он оказался студентом факультета технологии органических веществ МХТИ.

Химико-технологическая школа МХТИ была знаменита в СССР и мире. Возглавлял институт с 1948 г. его выпускник, профессор, с 1962 г. академик, Н.М.Жаворонков, привнесший в институт, по мнению будущего министра просвещения СССР, тоже менделеевца, Г.А.Ягодина, «дух партнерства, взаимопомощи и единомыслия, ... дух семьи». Выражая в 1994 г. глубокую признательность и благодарность Б.И.Степанову и «Менделеевке» «не только за профессиональную, но и жизненную школу», В.А.Коптюг произнес выстраданное: «На своем непростом жизненном пути я встречал много честных людей, истинных граждан, патриотов своей страны. Знаю, в научной и преподавательской среде тоже много мерзавцев, но честных людей больше. На них и держится Россия в широком понимании этого слова - символа».

Невнимательному взгляду Коптюг казался типичным студентом. На семинаре, когда незадачливый преподаватель просил к ответу Лопатюга, первокурсник Валя Коптюг выходил к доске вместе с Юрой Лопатто, вызывая приступ хохота товарищей. Валентин выступал в волейбольных командах курса и факультета, в турнирах на первенство МХТИ. Компанией готовился к семестровым экзаменам. Помогал сокурсницам по сопромату и другим инженерным дисциплинам. С самаркандскими приятелями из многочисленных институтов Москвы азартно играл в преферанс. Участвовал во всех сборищах однокурсников. Смеялся до упаду по случаю, ухаживал за девочками, уже в 1953 г. женился.

Однако в общежитии он не жил, мать снимала для него комнатку у знакомых - «Это позволяло как-то больше сосредоточиться на учебе». Друзья знали, что с первого семестра Валя придерживался обдуманного распорядка дня, имел план работы по ведущим предметам: вся химия, физика, математика. Перед лекцией он читал рекомендованный учебник, стараясь понять смысл предстоящего сообщения. Конспектировал за лектором легко, понимая, что пишет, что профессор дал дополнительно, что иначе. Записывая, Валентин оставлял свободные места, которые заполнял пометками, комментариями, другими данными, прорабатывая материал заново по иным источникам. «Ему нравилось полезно и напряженно трудиться, его неутомимость поражала».

Для него было естественным держаться с достоинством в любой ситуации. Вместе с одаренностью это вызывало повышенное уважение со стороны товарищей. Даже в ресторане, отмечая на старшем курсе какое-то событие с друзьями, Коптюг оставался самим собой, целеустремленным, ценящим время. Вот характерный текст: «Люсик, ты заказывай на всех ... Я закажу себе сам, у меня что-то язва барахлит. К тому же в 21 час уйду, должен пару часов поработать». Закадычный друг Володя Родионов, внук академика В.М.Родионова, ведшего курс органической химии в МХТИ, спросил как-то Коптюга: «С какого возраста ты стал таким серьезным человеком, с рождения что ли?» Оказалось, с 6-го - 7-го класса, после гибели брата.

На первом же курсе Валентин четко обозначил смысл своей жизни - научная деятельность. И последовательно «вел исключительно по собственной инициативе исследовательскую работу на кафедрах неорганической химии, лаков и красок, аналитической химии». Профессор, тогда аспирант, С.И.Дракин, руководивший первой Валиной научной работой, говорил, что «кафедра поначалу настороженно отнеслась к неожиданно появившемуся студенту-младшекурснику, да еще с другого факультета. Но Валя показывал явные способности к исследовательской деятельности, самостоятельность и полное отсутствие какой-либо корысти, заявляя, что цель его - расширение кругозора и углубление общих химических знаний». Преподаватели неорганической химии стали считать его уникальным студентом.

По материалам исследований в студенческие годы были опубликованы четыре статьи В.А.Коптюга (две - в «Журнале общей химии», одна - в «Докладах Академии наук», одна - в «Научных докладах высшей школы».

Неорганическую химию в МХТИ читал профессор, член-корреспондент АН СССР А.Ф.Капустинский, осваивавший современную физическую химию в одном из университетов Англии. От этого ученого, по мнению О.В.Зарубина, берут начало приоритеты научной деятельности В.А.Коптюга - опора на физику и математику, стремление к обобщениям и систематизации, а затем и к компьютеризации. Вызывавший восторг студентов академик В.М.Родионов был выпускником Дрезденского политехнического института (1901), МВТУ (1906), пятнадцать лет служил инженером-технологом на химических заводах Германии (1906-1920), с 1920 г. состоял профессором ряда вузов Москвы. Его удивительная память хранила не только формулы тысяч красителей, алкалоидов, душистых веществ, фармацевтических препаратов и т.д., но их запахи, цвета, температуры плавления и кипения, условия реакций их получения и превращений, а также даты и фамилии исследователей. Рассказывал он об органических веществах, как о чем-то своем личном. От 73-летнего академика, лауреата трех Государственных премий (1946, 1949, 1950) В.Коптюг перенял глубокое проникновение в историю развития рассматриваемых химических понятий.

К четвертому году учебы будущие технологи-органики были перегруппированы по кафедрам. Студенты получили там временные, но рабочие места и большую часть учебного процесса занимались исследованиями. Коптюг выбрал кафедру профессора Н.Н.Ворожцова-младшего (позднее академика) - кафедру химической технологии органических красителей и промежуточных продуктов. Правой рукой Н.Н.Ворожцова-мл. был Б.И.Степанов. Им обоим, считал Коптюг, он обязан своим становлением как исследователя.

Летом 1954 г. в Колонном зале Дома Союзов Н.М.Жаворонков вручил В.А.Коптюгу диплом с отличием, а 25 сентября 1954 г. Н.Н. Ворожцов написал директору МХТИ Н.М.Жаворонкову прошение о зачислении инженера-технолога В.А. Коптюга в аспирантуру. Н.Н. Ворожцову пришлось дойти до самого верха, чтобы зачисление сына врага народа состоялось.

Н.Н.Ворожцов-мл. занимался химией и технологией ароматических соединений. Ароматические углеводороды, начиная с простейших представителей: бензола, толуола, ксилолов, нафталина, весьма реакционноспособны, особенно когда идет замещение атомов водорода их колец. Характерны для них и превращения уже имеющегося в ароматическом ядре заместителя. Возможны и реакции перемещения заместителя в ядре - реакции миграции заместителя без изменения его природы. Последние приводят к появлению изомеров. Орто-, мета- и пара- ксилолы - изомеры. В орто-ксилоле два СН3-радикала находятся при 1-м и 2-м атомах углерода бензольного кольца, в мета- при 1-м и 3-м, а в пара- при 1-м и 4-м атомах.

Химики разных стран с 20-х годов XIX столетия до 60-х годов XX столетия накопили и обобщили сведения о множестве процессов первых двух групп. Это позволило индустриально получать огромное число полезных веществ - красителей, лекарств, волокон, пластмасс, антипиренов, стабилизаторов и т.д. К 50-м годам XX века стала ясна практическая ценность реакций третьей группы - реакций изомеризации. С их помощью можно увеличить ресурсы нужных изомеров за счет менее важных. В технике, например, изомеризацией о- и м- ксилолов стали получать n - ксилол - сырье для производства терефталевой кислоты, идущей на синтез волокна лавсана. Однако пополнение знаний об изомеризационных процессах происходило, в основном, путем случайных наблюдений. Немногочисленные серьезные исследования появились лишь к 40-м годам XX века. Этой областью химии занимался и Н.Н.Ворожцов-мл. Поскольку теоретические и практические возможности изомеризации ароматических соединений, по мнению Н.Н.Ворожцова, оказались совершенно недостаточно изученными, профессор предложил своему аспиранту В.А.Коптюгу работать в данном направлении.

К 50-м годам XX века были созданы тончайшие методы для наблюдения за перемещением атомов при химических реакциях. Один из них - метод меченых атомов, высоко чувствительный и специфичный. В изучаемое вещество внедряют атом с меткой - радиоактивный изотоп. Он посылает сигнал в виде излучения, который легко зарегистрировать. Если к исследуемому веществу подмешать его же молекулы с радиоизотопами, то в течение множества химических процессов можно знать о местопребывании и движении всей массы атомов интересующего элемента, ибо радиоактивные и нерадиоактивные атомы одного и того же вида обладают одинаковыми химическими свойствами. Метод меченых атомов позволяет определять сверхмалые количества вещества, выяснять строение молекул, механизмы химических процессов, их скорости.

К 1954 г. при кафедре Н.Н.Ворожцова была организована проблемная лаборатория по применению радиоактивных изотопов - единственная в то время в СССР на кафедрах органического профиля. Н.Н.Ворожцов предложил В.А. Коптюгу воспользоваться методом меченых атомов для изучения изомеризации. Ему предстояло творческое освоение и создание особых методов синтеза, очистки и анализа ароматических соединений, меченных радиоуглеродом 14С. С помощью меченых соединений В.А.Коптюг выполнил прекрасное диссертационное исследование «Изучение механизма парофазной каталитической изомеризации монохлорнафталинов». При этом аспирантура, включая и защиту столь необычной для МХТИ того периода диссертации, была закончена в трехгодичный срок. Защита состоялась 25.12.1957 г.

Готовя диссертацию и став по окончании аспирантуры младшим научным сотрудником проблемной лаборатории, В.А.Коптюг разработал ряд оригинальных методик синтеза многих меченых органических соединений. Они были успешно внедрены в производство в ГИПХе (Ленинград). В лаборатории В.А. продолжал исследовать механизмы реакций теперь уже разнообразных производных бензольного и нафталинового рядов, руководя группой аспирантов и дипломников МХТИ.

Жил Коптюг в Пушкино, под Москвой. Его мать, продав в Самарканде полдомика, купила здесь треть дачки. Она и была постоянным пристанищем семьи Коптюг до отъезда в Сибирь. Н.В. растила и воспитывала первенца сына - Алешу, которому шел уже третий год. Молодые супруги ездили на работу в Москву на электричке, что, по словам В.А., оказалось очень удобным. Он сотрудничал в реферативном журнале (РЖХим). За 45 минут езды утром успевал прореферировать одну статью, вечером - другую. - «Это был и заработок и приобретение определенных профессиональных навыков - изложить мысли кратко, сделать из большой статьи выжимки».

В.А.Коптюг нацелил свою группу на интенсивнейшее постижение теоретической органической химии, которая бурно развивалась в то время. Изучалась новейшая химическая литература, составлялись обзоры по электронному строению молекул, гибридизации орбиталей, квантовой химии, корреляционным уравнениям, спектральным методам анализа. Все это обсуждалось на семинарах, по ходу работы, использовалось при исследованиях. Исследования группы находились на передовых позициях науки.

Через 12 лет после окончания Великой Отечественной войны, 18 мая 1957 г. Совмин СССР издал судьбоносное для страны и В.А.Коптюга постановление «О создании Сибирского отделения АН СССР». В нем было записано: «Организовать Сибирское отделение АН СССР и построить для него научный городок близ города Новосибирска, помещения для научных учреждений и благоустроенные жилые дома для сотрудников в районах Сибири и Дальнего Востока. Считать основной задачей Сибирского отделения Академии Наук всемерное развитие теоретических и экспериментальных исследований в области физико-технических, естественных и экономических наук, направленных на решение важнейших научных проблем и проблем, способствующих наиболее успешному развитию производительных сил Сибири и Дальнего Востока».

Через месяц и 10 дней АН СССР были определены десять новых институтов (до конца года их число выросло до четырнадцати) и назначены их руководители, утвержден устав Сибирского отделения и площадка для строительства. Четыре новых химических института - это институт химической кинетики и горения, неорганической химии, органической химии, катализа. Пятидесятилетний Н.Н.Ворожцов-мл., избранный членом-корреспондентом АН СССР, основоположник химии полифторорганических соединений в СССР, получил предложение стать директором - организатором Новосибирского института органической химии (НИОХ). Одним из первых, кого Николай Николаевич пригласил в организуемый им институт, был Валентин Коптюг.

Председатель СО АН СССР - академик М.А.Лаврентьев вспоминал позднее. - В 1958 г. строили еще медленно и плохо, хотя Госплан отпускал все необходимое вне очереди. В 1959 г. была создана специальная организация Сибакадемстрой. Наступил перелом. Если в 1959 г. вошел в строй только один институт - Институт гидродинамики (его возглавил М.А.Лаврентьев), в 1960 г. уже два - геологии и ядерной физики, в 1961 г. - три, в 1962 г. - два института и университет, который начал свой первый учебный год с осени 1959 г. в здании только что построенной средней школы.

Институт гидродинамики сначала напоминал ковчег. В нем размещались представители еще пяти строящихся институтов. Здесь же были оборудованы физические и химические лаборатории, где проходили практикум студенты университета. Первые электронные вычислительные машины были установлены в крыле Института геологии и геофизики. Не имея собственных зданий, молодые сибирские институты часто начинали работать в тех учреждениях, из которых они вышли. Так В.А. Коптюг с 1959 г. был в Новосибирске наездами, являясь м.н.с. НИОХ и, по совместительству, МХТИ; а в 1960 г., став старшим научным сотрудником НИОХ, находился в Москве. Поздней осенью 1960 г. В.А. окончательно перебрался в Новосибирск, получив трехкомнатную квартиру на себя с матерью, женой и сыном. В 1961 г. органики еще вели синтезы и анализы в Институте гидродинамики, стоя по 3-4 человека у одного вытяжного шкафа с 9-и до 23-х часов каждый день.

В НИОХ В.А. Коптюг с 1959 г. заведовал лабораторией. Сначала она называлась ЛИМОР ММА (лаборатория изучения механизма органических реакций методом меченых атомов), при ней образовали группу физических методов исследования. Вскоре ЛИМОР ММА превратилась в лабораторию физических методов исследования, а с 1971 г., по инициативе В.А., - в отдел физической органической химии НИОХ. В.А. Коптюг его и возглавлял.

Ровесник Коптюга, с 1959 г. заведующий лабораторией природных полимеров НИОХ, будущий академик Д.Г.Кнорре утверждал в 2001 г.: «Ворожцов был ученым широкого размаха и понимал, что дальнейшее развитие органической химии не мыслимо без широкой опоры на теоретическую органическую химию и новые физические методы исследования. Но сам он их разработкой не занимался. Так что тот факт, что Коптюг сформировался и проявил себя как блестящий специалист в данной области - это его личная поразительная заслуга. Учителей по этим вопросам у него не было». Ворожцов оберегал В.А., предоставлял возможность как можно больше заниматься наукой, предрекая ему блестящую будущность.

Подбирая и приглашая вместе с Н.Н.Ворожцовым в лабораторию химиков-синтетиков, радиофизиков, спектроскопистов (СО АН было предоставлено право выбирать лучших выпускников из любого вуза СССР), доставая современные аналитические приборы, расширяя и углубляя собственные научные исследования, устраивая быт, В.А.Коптюг обобщал и систематизировал материал, относящийся к реакциям перемещения заместителя в ароматическом ряду.

Его монография «Изомеризация ароматических соединений» - первая на эту тему в мировой литературе, была закончена в 1962 г., появилась в печати в 1963 г., а в 1965 г. в переводе на английский язык вышла за рубежом.

В монографии В.А.Коптюг сравнил и обсудил содержание статей и патентной литературы исследователей-химиков и технологов из Германии, Англии, Румынии, США, Японии, Канады, Австралии, Швеции, Бельгии, Полыни, Чехословакии, а также работы отечественных ученых, опубликованные в Изв. АН СССР, ДАН СССР, ОХН, ЖОХ, ЖПХ, ЖФХ, РЖХим, Хим. пром., Научн. доклады ВШ, Хим. и хим. технология, ЖРФХО, Учен. зап. ЛГУ, Вестн. МГУ. Пятьдесят страниц первой главы, самой большой, опирались на 340 источников. Пять страниц четвертой, самой маленькой, - на восемь источников, но это были исследования Н.Н.Ворожцова, В.А.Коптюга и других учеников Н.Н.Ворожцова, впервые установивших возможность изомеризации ароматических сульфонов. Работы учеников Н.Н. Ворожцова освещались также в I, II, VI, VII главах. Объем монографии - 16 учебно-издательских листов.

В предисловии Н.Н. Ворожцов представил содержание книги В.А.Коптюга « ... В семи главах монографии рассматриваются реакции миграции какой-либо одной определенной группы (например, сульфогруппы), близких друг другу групп (например, углеводородных радикалов) или атомов (атомов галоида). Специальная глава посвящена изомеризации соединений, характеризующихся наличием пространственных затруднений у участвующих в миграции заместителей ... В монографии не только изложен большой фактический материал, но и сформулированы основные закономерности реакций изомеризации, а также обсуждены данные, относящиеся к механизму передвижения заместителя в ароматическом ядре ...»

В 1965 г. 34-летний В.А.Коптюг защитил докторскую диссертацию «Изучение изомерных превращений ароматических соединений». В ней показывались выявленные им в ходе экспериментов возможности применения инфракрасных (ИК), ультрафиолетовых (УФ) спектров, спектров протонного (ПМР) и ядерного магнитного резонанса (ЯМР), масс-спектров, а также газожидкостной хроматографии и соединений, меченных как 14С, так и 35S ,36CI, для получения, уточнения и углубления представлений о составе, строении, свойствах, реакционной способности изомеров аренов. Его диссертация опережала время.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Академик Валентин Афанасьевич Коптюг. Новосибирск: Изд-во «Инфолио-пресс», 1997. - 111 с.
  2. Архивная справка из Управления ФСБ РФ по Смоленской области от 09.02.2005 г. N 10/14-Г-87 и копии документов: паспорта, профсоюзного билета, водительского удостоверения А.Я.Коптюга.
  3. Бялецкий K.A., Кривцов С.С. и др. Западная область. М.: Московский рабочий. 1929. С.1, С.50.
  4. Валентин Афанасьевич Коптюг. - Новосибирск, 2001. - 250 с. - (Материалы к биобиблиографии сибирских ученых).
  5. Коптюг В.А. Наука спасет человечество - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1997. - 343 с.
  6. Коптюг В.А. Изомеризация ароматических соединений. - Новосибирск: Изд-во СО АН СССР, 1963. - 176 с.
  7. Коптюг В.А. Аренониевые ионы. Строение и реакционная способность. - Новосибирск: Наука, 1983. - 270 с.
  8. Коптюг В.А. Карбкатионы. Строение и реакционная способность. 1964-1975. - М.: Наука, 2001. - 418 с.; ил. (Избранные труды; Т.1, кн.1).
  9. Коптюг В.А. Карбкатионы. Строение и реакционная способность. 1976-1993. - М.: Наука, 2002. - 459 с.; ил. (Избранные труды; Т.1, кн.2).
  10. Коптюг В.А. Информатика. Экология. Устойчивое развитие. - М.: Наука, 2006. - 503 с; ил. (Избранные труды; Т.4).
  11. К 75-летию со дня рождения академика В.А. Коптюга // Наука в Сибири. Еженедельная газета СО РАН ( N 23, июнь 2006 г.). С.4-9.
  12. Лаврентьев М.А. ... Прирастать будет Сибирью. - М.: Мол. гвардия, 1985. - 175 с., ил. - (Эврика).
  13. Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова. СО РАН. Проспект. Новосибирск, 2003.
  14. По праву памяти. Книга памяти жертв незаконных политических репрессий. Т.1. Смоленский мартиролог. А-Я. Смоленское областное книжное издательство «Смядынь», 2001. С.260.
  15. Притвиц Н. Светя другим, сгораю сам // Создатели. Очерки о людях, внесших свое имя в историю Новосибирска. - Новосибирск. Т.2, 2003. - С.223-232.
  16. Вся Западная область РСФСР. Cправочник. - М.: Трансинформация, 1932. - С.1, С.5, С.9, С.13, С.65, С.68.
  17. Эпоха Коптюга. - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2001. - 589 с.

Работа выполнена при поддержке РГНФ и администрации Смоленской области. Грант 07-03-58302 а/Ц
 СО РАН 
  
 
Грученко Г. Валентин Афанасьевич Коптюг (1931-1997) // Край Смоленский. - 2008. - N 7. - C.18-32.
 
Литература о жизни и деятельности В.А.Коптюга

В.А.К. | О Коптюге | Новости | Труды | Идеи | Библиотека | Каталог | Интернет | Альбом | Поиск | Eng

  © 1997-2019 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирский Академгородок)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Модификация: Wed Feb 27 14:48:58 2019 (54,116 bytes)
Посещение 1957 с 08.06.2011