Горюшкин Л.М. Вторая социальная война в сибирской деревне периода капитализма (1987)
 Навигация
 
 

Горюшкин Л.М.




     *библиография + база данных
     *жизнь и деятельность
     *избранные труды



Научные школы ННЦ
 
ВТОРАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ВОЙНА В СИБИРСКОЙ ДЕРЕВНЕ *
 
Оттиск (1987) 
Оттиск статьи

Научную значимость исследования второй социальной войны в деревне трудно переоценить. Не изучив этот вопрос - не понять крестьянское движение в целом, так как выступления бедноты были важной составной частью борьбы всего крестьянства против эксплуататоров. Вторая социальная война - одна из главных предпосылок социалистической революции. Нарастание классовой борьбы беднейшего крестьянства против сельской буржуазии - это реальная база для зарождения и осуществления союза рабочего класса с крестьянской беднотой на социалистическом этапе революции. Через призму развития второй социальной войны в деревне могут быть более глубоко осмыслены вопросы о степени разложения крестьянства, его социальной структуре и др. Словом, вопрос о второй социальной войне относится к числу кардинальных, определяющих понимание других.

Понятие «вторая социальная война», ее сущность, место и роль в крестьянском движении раскрыл В.И.Ленин в работах «Рабочая партия и крестьянство», «К деревенской бедноте», «Социализм и крестьянство», «Пролетариат и крестьянство» [1] и др. «В современной России не две борющиеся силы заполняют содержание революции, - писал В.И.Ленин в октябре 1905 г., - а две различных и разнородных социальных войны: одна в недрах современного самодержавно-крепостнического строя, другая в недрах будущего, уже рождающегося на наших глазах буржуазно-демократического строя. Одна - общенародная борьба за свободу (за свободу буржуазного общества), за демократию, т.е. за самодержавие народа, другая - классовая борьба пролетариата с буржуазией за социалистическое устройство общества» [2]. Применительно к деревне речь идет о борьбе всего крестьянства против помещиков и самодержавного государства за устранение феодально-крепостнических пережитков (первая социальная война) и борьбе беднейших крестьян, пролетариев и полупролетариев против сельской буржуазии за ликвидацию капиталистической эксплуатации (вторая социальная война).

В ленинском определении две социальные войны рассматриваются в неразрывном единстве. Это единство было многоплановым. В реальной действительности социальные войны переплетались, дополняли друг друга, образуя единый поток революционного движения. Выступления бедноты против сельской буржуазии чаще всего представляли собой составную часть общекрестьянской борьбы. Две социальные войны, развивавшиеся в городе и деревне, могут быть правильно поняты в единстве с буржуазно-демократическим и социалистическим этапами революции в России. Поддерживая крестьянскую борьбу за всю волю и всю землю, - писал В.И.Ленин, - «...мы не останавливаемся на этом, а идем дальше...» [3] После свержения самодержавия на очередь встала задача борьбы за диктатуру пролетариата и социалистические преобразования в стране. Единым был и процесс формирования социально-экономических предпосылок двух социальных войн. Сохранение феодально-крепостнических пережитков в период развития капитализма создавало предпосылки первой социальной войны в деревне и союза рабочего класса со всем крестьянством на буржуазно-демократическом этапе революции. Разложение крестьянства, как центральный процесс аграрно-капиталистической эволюции, являлось предпосылкой и классовой базой для второй социальной войны и союза рабочего класса с крестьянской беднотой на социалистическом этапе революции.

Общность отдельных признаков двух социальных войн не отрицает их принципиальных различий. В.И.Ленин критиковал народников за «непонимание действительного содержания крестьянского движения» [4]. Народники, отрицая классовое разложение крестьянства и развитие двух социальных войн в деревне в период капитализма, считали крестьянское движение социалистическим. Рассматривая борьбу всего крестьянства за ликвидацию помещичьего землевладения как первый шаг классовой борьбы в деревне, а устройство социалистического общества - как последний шаг, В.И.Ленин отмечал: «Кто смешивает первый шаг с последним, тот вредит этой борьбе, тот, сам того не ведая, засоряет глаза деревенской бедноте» [5].

Две социальные войны в деревне различались по происхождению, целям, составу социальных сил, характеру и перспективам развития. Первая социальная война зародилась в недрах самодержавно-крепостнического строя, вторая - порождение буржуазного строя. Цель первой - уничтожение самодержавия, помещичьего землевладения и других пережитков феодализма, второй - ликвидация капиталистической эксплуатации. Под руководством рабочего класса и в союзе с ним за достижение первой цели боролось все крестьянство, второй - сельский пролетариат, крестьянская беднота. Определяя характер двух социальных войн, В.И.Ленин писал: «Борьба за землю и за волю есть демократическая борьба. Борьба за уничтожение господства капитала есть социалистическая борьба» [6].

Различны и перспективы, тенденции развития классовых противоположностей между батраками, беднейшими крестьянами и сельскими предпринимателями, с одной стороны, всем крестьянством и помещиками - с другой. «Первая противоположность развивается и растет, вторая - постепенно ослабевает. Первая - вся еще в будущем, вторая - в значительной степени уже в прошлом» [7]. Это положение, обобщившее опыт крестьянского движения в России, сформулировано В.И.Лениным в 1901 г. Тогда же раскрыты им и соотношение двух социальных войн в деревне, место и роль каждой из них в буржуазно-демократической революции.

Первая социальная война, преобладающая в деревне, имела «наиболее существенное и наиболее практически важное значение», так как «вопрос о сметании остатков крепостничества» имел общенациональное значение. Говоря о второй социальной войне в деревне, В.И.Ленин отмечал, что «общенационального значения движение сельских рабочих никак не может получить ни теперь, ни в ближайшем будущем». Это объяснялось тем, что «сельские рабочие еще слишком крепко связаны с крестьянством, над ними слишком еще тяготеют общекрестьянские бедствия» [8].

В.И.Ленин определил отношение рабочего класса и его революционной партии к крестьянскому движению, сформулировал задачи работы в деревне. «Главная задача - внести политическую сознательность в крестьянское движение» [9]. Для этого необходимы были, считал В.И.Ленин, самая энергичная поддержка крестьянского движения и революционных мер, улучшающих положение крестьян, вплоть до экспроприации помещичьей земли, самостоятельная классовая организация сельского пролетариата и разъяснение стоящих перед ним задач. В качестве практического лозунга агитации среди крестьянских масс и средства внесения наибольшей сознательности в их борьбу В.И.Ленин в 1905 г. предложил немедленное образование крестьянских комитетов с самостоятельной организацией в них сельских пролетариев [10].

Правильность ленинских положений подтвердила победа февральской буржуазно-демократической и Великой Октябрьской социалистической революций. Эти положения служат методологическим руководством для изучения крестьянского движения, и в частности второй социальной войны в деревие. С трудов В.И.Ленина и начинается историография вопроса. До Октябрьской революции конкретно-историческое исследование его не получило развития: буржуазные историки отрицали классовую борьбу в деревне, а мелкобуржуазные исследователи не признавали объективности классового разложения крестьянства и борьбы бедноты против сельской буржуазии.

Научная разработка вопроса на основе марксистско-ленинской методологии развернулась в годы Советской власти. А.В.Шестаков, положивший начало специальному исследованию второй социальной войны в деревне Европейской России, раскрыл ошибочность взглядов меньшевистских историков, которые отрицали самостоятельные выступления сельскохозяйственных рабочих. Он осветил политический облик сельского пролетариата в годы первой российской революции, его требования и формы организации, показал распространение сельскохозяйственных стачек по уездам центра страны, их наибольший размах в Прибалтике [11]. А.В.Шестаков исследовал борьбу беднейших крестьян против сельской буржуазии в 1917 г., влияние рабочего движения на крестьянское и деятельность большевиков по привлечению трудящегося крестьянства на сторону социалистической революции. Он впервые рассмотрел классовую борьбу в деревне через призму деятельности Советов и других крестьянских организаций, кулацкого Всероссийского крестьянского союза и помещичье-кулацкого Всероссийского союза земельных собственников [12].

На основе данных «сводок» министерства внутренних дел Временного правительства историки исследовали динамику крестьянских выступлений, соотношение форм и территориальный размах движения в 1917 г., включая внутрикрестьянские столкновения [13].

В трудах исследователей 20-30-х гг. утвердились принципы марксистско-ленинской историографии крестьянского движения в период капитализма, в том числе второй социальной войны в деревне. Вместе с тем в них еще не использовались материалы местных архивов, переоценивалось влияние партии эсеров на крестьянские массы. Узость источниковой базы не позволила раскрыть масштабы движения сельскохозяйственных рабочих.

Новая волна исследований крестьянского движения и борьбы сельскохозяйственных рабочих началась с середины 50-х гг. Не отказываясь от изучения процессов в рамках всей страны, историки перешли к порайонному анализу второй социальной войны в деревне с учетом местных особенностей развития аграрного капитализма, соотношения различных укладов. При этом борьба наемных рабочих рассматривалась во взаимосвязи с движением всего крестьянства. Это позволило раскрыть неодинаковость состава и степени социальной зрелости местных отрядов сельского пролетариата, многообразие форм их организации и борьбы. Территориальные и хронологические рамки исследования двух социальных войн в деревне расширились, захватив различные районы страны и период между двумя буржуазно-демократическими революциями [14].

Исследователи второй половины 50-60-х гг. ввели в научный оборот большой фактический материал, выявленный преимущественно в местных архивохранилищах, показали взаимодействие и переплетение двух социальных войн в деревне, тесную связь интересов крестьян и сельскохозяйственных рабочих, большое место в требованиях последних вопроса о земле, особенно в губерниях черноземного центра. С учетом неоднородности состава наемных рабочих были выделены различные формы сельскохозяйственных стачек - стачки постоянных рабочих-батраков, поденщиков, бедняков-арендаторов и др. Как выяснилось, антикапиталистические выступления батраков переплетались с забастовками бедняков-арендаторов против помещиков, захватами наемными рабочими частновладельческих земель и т.п., т.е. со свойственными первой социальной войне формами. Наряду с преобладавшими экономическими формами борьбы сельскохозяйственные рабочие и крестьяне-бедняки использовали и политические формы: митинги, демонстрации, столкновения с полицией и войсками, восстания.

На основе исследований, посвященных изучению крестьянского движения в отдельных регионах, в 70-х - начале 80-х гг. подготовлены труды, охватывающие процесс по стране в целом [15]. Используя массовые статистические сведения о крестьянских выступлениях, авторы раскрыли динамику и формы двух социальных войн, работу большевиков в деревне, формирование союза рабочего класса с крестьянством на буржуазно-демократическом этапе революции и с крестьянской беднотой - на социалистическом, аграрную политику правящих классов и их борьбу с революционным движением.

Но изучение крестьянского движения, и особенно второй социальной войны в деревне, далеко не закончено. Слабо исследован период между двумя буржуазно-демократическими революциями, нет полной и надежной статистики крестьянских выступлений, не раскрыты порайонные особенности крестьянского движения, в том числе на окраинах страны, еще не созданы обобщающие труды о движении сельскохозяйственных рабочих в России. Обобщение материалов о крестьянском движении сдерживается отсутствием единой научно обоснованной методики выявления и подсчета крестьянских выступлений. Нуждаются в дальнейшем изучении процессы классовой борьбы в отдельных районах страны. Все эти вопросы могут быть решены лишь коллективными усилиями историков.

В общем русле исторических исследований развивалось изучение крестьянского движения в Сибири. Здесь в 20-30-е гг. не было создано специальных трудов о движении сельскохозяйственных рабочих и крестьянской бедноты, хотя отдельные сведения об их выступлениях приводились в статьях и книгах того времени [16]. Научную постановку вопроса о двух направлениях классовой борьбы в сибирской деревне дал В.И.Дулов [17]. Он показал экономическую мощь кулаков, выросших на захвате свободных земель и эксплуатации дешевой рабочей силы ссыльных и переселенцев, их тесную связь с местной администрацией и острые противоречия с крестьянской беднотой. Классовая борьба проявлялась при обсуждении вопросов на сельских и волостных сходах, в побегах батраков от нанимателей, в отказах бедняков платить долги, расправах с кулаками и поджогах их хозяйств. Автор пришел к выводу, что уже накануне первой российской революции в Сибири, «с одной стороны, усиливалась стихийная и эпизодическая борьба крестьян против самодержавия и феодальных повинностей, против произвола и насилия чиновников самодержавного государства; с другой стороны, зарождалась борьба батрачества и сельской бедноты против кулачества» [18]. Но этот вывод и вышеуказанные формы второй социальной войны не были подкреплены достаточным фактическим материалом, а неверное мнение о том, что в Сибири, за исключением районов кабинетского землевладения, не было аграрных волнений и задача буржуазно-демократической революции сводилась «лишь к политической стороне» [19], не позволило автору разносторонне раскрыть требования батраков и беднейших крестьян.

О развитии двух социальных войн в сибирской деревне, подкрепляя этот тезис примерами, говорили в своих работах А.А.Храмков, В.А.Степынин, Л.Ф.Скляров, Л.М.Горюшкин [20]. Новые, более широкие возможности для изучения второй социальной войны в деревне открывает составление хроник крестьянского движения. Обращение к массовым источникам позволяет выявить максимум фактических данных и тем избежать голословности и иллюстративности при анализе крестьянского движения, определить количество выступлений, их динамику, формы, требования беднейших крестьян, соотнести вторую социальную войну с первой и рассмотреть их во взаимосвязи и взаимовлиянии.

В.М.Самосудов, исследуя крестьянское движение в Западной Сибири в 1907-1917 гг., составил Хронику, в которой показал захваты земель частных владельцев и крупных арендаторов, забастовки сельскохозяйственных рабочих и выступления против кулаков [21]. Затем была издана подборка материалов о крестьянских выступлениях в Западной Сибири в годы первой российской революции. Б.В.Кондриков, осуществивший эту подборку, наряду с различными проявлениями первой социальной войны подсчитал забастовки сельскохозяйственных рабочих, случаи захвата земель и порубок леса у крупных сельских предпринимателей, разгрома строений кулаков, торговцев и расправы с ними, отказа бедняков от внесения арендной платы за землю кулакам и др. [22] Хроника крестьянского движения, в том числе выступлений батрачества и бедноты против сельской буржуазии в Тобольской губернии в марте - октябре 1917 г., дана в одной из наших работ [23]. Большой массив данных о крестьянских выступлениях в Сибири за 1861-1904 гг., в том числе сельской бедноты против кулачества, собран коллективом историков в архивах центра страны и Сибири, взят из сборников документов и периодической печати [24].

В исследовании темы еще остаются большие пробелы: не раскрыты динамика, формы и характер выступлений крестьянской бедноты против сельской буржуазии, их главные черты и особенности на разных этапах исторического развития и в различных районах. В данной статье дается общая характеристика второй социальной войны в сибирской деревне в эпоху капитализма. При этом мы выделяем пореформенный период, годы первой российской революции, периоды реакции и нового революционного подъема, годы первой мировой войны и период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Предпосылки развития второй социальной войны в сибирской деревне были общими для всей страны, что определялось единством социально-экономического и политического процессов в центре и на окраинах России. Социально-экономические предпосылки и условия порождались развитием капиталистических отношений вширь и вглубь в процессе колонизации Сибири при сохранении остатков феодализма, что обусловило одновременное существование двух типов классовых противоположностей. Разложение сибирского крестьянства (оно стало фактом примерно к 90-м гг. XIX в.) явилось решающим, основным условием зарождения и роста второй социальной войны в деревне. В процессе классового разложения сформировались главные противоборствующие силы этой войны - беднейшее крестьянство и сельская буржуазия. Образование новых групп в составе бедноты - пролетариев, полупролетариев и мелких крестьян; в составе буржуазии - торговцев и ростовщиков, мелких аграриев и предпринимателей [25] - определило разнообразие оттенков и форм второй социальной войны, требований и степеней остроты борьбы.

Формирование политических предпосылок и условий второй социальной войны связано с деятельностью социал-демократических (большевистских) организаций в деревне, их работой среди крестьянской бедноты. Конкретные проявления данного процесса - рост политической сознательности беднейшего крестьянства, постепенное осознание им необходимости свержения самодержавия, а затем и власти буржуазии. Этот процесс протекал наиболее быстрыми темпами после свержения самодержавия, в период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, когда на очередь встала задача борьбы за власть Советов, что было возможно при условии самостоятельной организации сельского пролетариата и беднейшего крестьянства, укрепления их союза с рабочим классом.

Возникает вопрос, как определить характер социальной войны, какие выступления следует относить к первой и какие - ко второй социальной войне. Известно, что крестьянское движение характеризуют его цели (направленность), формы, участники, их требования, степень организованности, уровень сознательности, прочность союза с рабочим классом (на пролетарском этапе освободительной борьбы) и т.д. Лишь в совокупности и взаимосвязи всех признаков (они не одинаковы в различные исторические периоды) может быть глубоко и полно раскрыто крестьянское движение. Для решения вопроса о характере социальной войны главным, на наш взгляд, является выявление участников движения и их целей.

Первая социальная война по составу участников - общекрестьянская, вторая - бедняцко-пролетарская, и это во многом определяет классовую природу выступлений, их массовость, требования крестьян, формы организации. От состава участников и их целей зависели движущие силы и характер рабоче-крестьянского союза на буржуазно-демократическом и пролетарском этапах освободительного движения. При этом следует учитывать, что основная роль в первой и второй социальных войнах в центре и на окраинах принадлежала беднейшему крестьянству. Сельская беднота несла основную нагрузку в борьбе как против остатков феодализма, так и против капиталистического гнета. Это объяснялось, во-первых, тем, что беднота особенно страдала и от феодальной, и от капиталистической эксплуатации и потому являлась самой революционной частью крестьянства; во-вторых, беднота численно преобладала в крестьянстве (Европейская Россия) или составляла в нем большой слой (Сибирь); в-третьих, сельский пролетариат и все беднейшее крестьянство, близкое по своему социальному положению к промышленному пролетариату, составляли его главную опору на буржуазно-демократическом и социалистическом этапах революции, пользовались его всемерной поддержкой.

Однако против капиталистической эксплуатации, преимущественно в ее торгово-ростовщической форме, нередко боролись все крестьяне, сельские общества в целом, а с другой стороны, известно немало выступлений одних бедняков, в первую очередь переселенцев, против феодально-крепостнических пережитков (захваты казенных и кабинетских земель, отказ от уплаты податей и др.). Поэтому при оценке характера отдельных выступлений и социальной войны в целом надо иметь в виду и их цель, классовую направленность. Лишь в борьбе против капиталистической эксплуатации пролетарии, полупролетарии и беднейшие крестьяне выступали как участники второй социальной войны. Антикапиталистическая направленность борьбы сельской бедноты, полупролетариев и беднейших крестьян определяла характер второй социальной войны в деревне.

По нашим данным, в Сибири в 60-е гг. произошло 7 выступлений второй социальной войны в деревне, охвативших 9 населенных пунктов, в 70-е гг. - 1 (охватившее 3 населенных пункта), в 80-е - 21 (47), 90-е - 26 (26) и в 1900-1904 гг. - 24 (28 населенных пунктов) [26]. Как можно видеть, единичные антибуржуазные выступления зафиксированы уже в 60-х-70-х гг. - связаны они преимущественно с борьбой сельских обществ против виноторговцев. Антибуржуазные выступления значительно учащаются в 80-е гг., когда в стране утвердился капитализм, активизировалось его распространение вширь в виде переселенческого движения на окраины и заметно углубился процесс разложения сибирского крестьянства. В 90-е гг. и в начале XX в. рост числа антибуржуазных выступлений продолжался, а всего в 1861-1904 гг. их произошло в Сибири [27] 79 в 101 селении, что составляло примерно 17% от общего числа населенных пунктов, охваченных крестьянским движением в этот период.

Вторая социальная война в деревне Сибири, как, видимо, и в других районах страны, имела два оттенка, развивалась в двух вариантах: борьба сельских обществ, в первую очередь мелких крестьян-бедняков и середняков, с представителями капитала, преимущественно торгово-ростовщического (владельцы лавок, питейных заведений, маслозаводов, арендаторы земель), и беднейших крестьян, пролетариев и полупролетариев с кулаками и сельскими предпринимателями. Крестьяне выступали против открытия питейных заведений, а открытые без согласия сельских обществ громили; против предоставления земли купцам, отказывались сдавать молоко на маслозаводы (так называемые «молочные бунты») [28], требовали от торговцев и предпринимателей внесения податей наряду с общинниками, облагали их повышенными налоговыми ставками и т.д. На этой почве происходили столкновения, причем крестьяне обычно руководствовались приговорами (решениями) сельских или волостных сходов, что вносило в их борьбу элементы организованности.

Такие выступления были связаны с известными чертами незрелости классового расслоения деревни и с кабальной зависимостью крестьян от владельцев торгово-ростовщического капитала. Так, в 1865 г. Юдинское волостное общество на Алтае выступило против отвода земли купцу Сорокину; в ходе столкновения крестьяне арестовали купца и землемера, уничтожили межевые знаки. В 1883 г. более десяти сельских обществ Татауровской волости Читинского округа не разрешили торговцам открыть в их селениях питейные заведения. Столкновение жителей с.Киреевского Богородской волости Томского округа с двумя богатыми односельчанами произошло потому, что общество своим приговором обложило их податями повышенного размера, как имеющих «значительное домообзаводство» [29]. Выступления против владельцев торгово-ростовщического капитала, предпринимателей и арендаторов земель продолжались и в начале XX в. В июне 1902 г. более 100 крестьян д.Карпово Томской губернии под руководством старосты, при участии писаря, сотских и десятских разгромили хозяйство арендаторов участка, которым пользовалась община до передачи его казной в аренду [30]. Все эти выступления по составу участников были бедняцко-середняцкими или общекрестьянскими, но по антикапиталистической направленности должны быть отнесены к проявлениям второй социальной войны, еще имевшей черты незрелости.

Эти же черты можно видеть в некоторых столкновениях переселенцев и старожилов. Те и другие переживали процесс классового расслоения, делились на бедных и богатых. Источники, как правило, не указывают социальный состав участников выступлений. Однако известно, что у старожилов был значительно выше процент кулаков и середняков, а у переселенцев - процент бедноты. К тому же в первые годы пребывания в Сибири большинство новоселов работало по найму - преимущественно у зажиточных старожилов. Поэтому в основе их столкновений лежали прежде всего классовые противоречия, которые нередко дополнялись и прикрывались противоречиями сословными, религиозными и другими.

В д. Воронихе Боровской волости Барнаульского уезда 23 июня 1902 г. произошло столкновение неприписанных переселенцев (до 300 чел.) со старожилами. Последние взимали с новоселов полетки за пахотную землю и при неуплате очередного взноса отобрали у переселенца Чекалина скот для продажи с аукциона, а его самого арестовали вместе с сыном за сопротивление. Вооруженные палками переселенцы сорвали замок, освободили арестованных и возвратили им скот, расправились с пастухами (искали старосту и писаря, но те скрылись), подожгли мельницу зажиточного крестьянина. Группа участников выступления была арестована [31].

Нередкими были столкновения между старожилами и переселенцами на почве земельных отношений. В с.Михайловском, деревнях Песьяной и Худорыбово Елошанской волости Курганского округа Тобольской губернии конфликт из-за земель, оставленных в совместном пользовании новоселов и старожилов, начавшись в 1864 г., продолжался много лет [32]. Участники столкновений могли проживать в различных населенных пунктах (например, конфликт жителей переселенческого поселка Чернового и старожильческой деревни Соловки Томской губернии в середине 80-х гг.) и в одном населенном пункте (столкновение в 1896 г. в д.Оловянниковой Новоалейской волости Бийского округа Томской губернии [33]).

С ростом переселений во второй половине 80-х и особенно в 90-е гг., расширением предпринимательства и применения наемного труда в деревне увеличивается количество выступлений беднейших крестьян против кулаков и частных землевладельцев. Часто конфликты происходили из-за земельных угодий. В 1887 г. беднота с.Верх-Убинского Владимирской волости Бийского округа Томской губернии самовольно захватила 86 дес. на заимке кулака Ф.Гусева и поселилась на них, отказавшись вносить арендную плату [34]. Годом позже крестьяне 265 дворов д. Терехино Минусинского уезда Енисейской губернии захватили землю в Ирбинской даче у вдовы тайного советника Е.И.Бескрайновой, образовали поселения и начали рубить лес, отказываясь вносить арендную плату [35]. Имеющиеся на сегодняшний день сведения свидетельствуют, что в пореформенный период во второй социальной войне преобладали (примерно 2/3 от общего числа) выступления сельских обществ в целом против буржуазии.

В годы первой российской революции росло число населенных пунктов, вовлекаемых во вторую социальную войну: если в 90-е гг. в среднем в год участвовали в схватках с буржуазией 3 селения, а в 1900-1904 гг. - 5-6, то в 1905 г.- 8 и в 1906 г. - 15, а в 1907 г. только до июня - 4 селения [36]. Удельный вес второй социальной войны в крестьянском движении в годы революции понизился до 2-3% ввиду резкого взлета всего крестьянского движения. Преобладали выступления крестьянской бедноты против сельской буржуазии, произошли изменения в формах борьбы. Приговоров сельских обществ о запретах открывать питейные заведения или об обложении торговцев податями для этого времени не зафиксировано. На первый план выдвинулись захваты земли у кулаков и предпринимателей, участились порубки леса и поджоги в их хозяйствах.

В июле 1906 г. скотопромышленник О.Клепиков телеграфировал министру, что жители с. Вознесенского Мариинской волости Ишимского уезда Тобольской губернии захватили арендуемый им Долгушинский участок и выкосили на нем траву, нанеся ему убыток на сумму около 10 тыс. руб. В октябре 1906 г. в том же Ишимском уезде крестьяне произвели массовую порубку леса в имении Кондратьевых, оказав сопротивление полиции. В итоге 18 чел. было арестовано, лес возвращен владельцам [37]. Беднота д.Установо Зеледеевской волости Красноярского уезда сожгла хлеб у кулака Н.Мишина из д.Емельяново (1906 г.) [38].

В 1906 г. зафиксированы четыре обращения переселенцев в Государственную думу с жалобами на зажиточных односельчан, захвативших землю, и с просьбами о выделении им участков. Так, переселенцы с.Полтавки Михайловской волости Барнаульского уезда Томской губернии ходатайствовали о «поднятии хозяйства по бедности» и жаловались на притеснения со стороны богатых [39]. Подобные обращения свидетельствуют о наличии конституционных иллюзий у некоторой части сельской бедноты, вере в заступничество властей.

В годы реакции (июнь 1907-1909 г.) зафиксировано более 20 населенных пунктов, в которых беднота боролась против кулаков, или случаев второй социальной войны, т.е. в среднем 9 в год, с 1905-1906 гг. удельный вес их в крестьянском движении повысился до 4-5% ввиду значительного уменьшения общего числа выступлений в деревне. В большинстве своем это столкновения переселенцев со старожилами, что вполне объяснимо в условиях возросшего притока новоселов в Сибирь. В июле 1907 г. 200 чел. переселенцев, самовольно поселившихся у Ситинковского озера в Нижне-Кулундинской волости Барнаульского уезда, совершили вооруженное нападение на старожилов д.Харитоново, косивших сено на своих участках, и пытались захватить их сенокосные угодья. В результате столкновения один человек был убит, имелись раненые [40].

Столкновения бедноты с зажиточными крестьянами происходили и в связи с переделами земли, и с распределением повинностей. В декабре 1908 г. в Читканской волости Баргузинского уезда Забайкальской области богатые крестьяне отвергли требование бедноты переделить землю по числу душ и с учетом этого распределять подати. В знак протеста бедняки селений Кокуйского и Нестерихи отказались выполнять подводную повинность [41]. Как и прежде, встречались выступления сельских обществ против крупных арендаторов. Так, в конце 1909 г. крестьяне с.Аремзянки Тобольского уезда оказали сопротивление арендатору В.Навильникову, не разрешая ему использовать оз. Щучье для рыбной ловли [42].

С 1910 г. вместе с новым подъемом крестьянского движения число случаев второй социальной войны увеличилось абсолютно (до 25 в среднем в год) и относительно (7% от общего количества селений, охваченных классовой борьбой). На динамику второй социальной войны и ее территориальное распространение повлияли следующие социально-экономические факторы: во-первых, дальнейшее развитие капитализма вширь и вглубь в процессе резко возросших в годы столыпинской аграрной реформы переселений и рост численности бедноты, преобладавшей в составе переселенцев; во-вторых, усиление эксплуатации бедняков и их противоречий с кулаками при устройстве на новом месте и обзаведении хозяйством. Большинство выступлений приходилось на главные районы водворения переселенцев, и прежде всего на Томскую губернию.

Условия столыпинской реформы (массовое переселение и внутринадельное землеустройство) повлияли на формы борьбы. Как и в 1907-1909 гг., на первом месте по числу выступлений стояли столкновения переселенцев и старожилов, на втором - различного рода санкции против торговцев и ростовщиков, уничтожение имущества кулаков и его изъятие. В ноябре 1911 г. крестьянский сход с.Кирочинского Читинского уезда Забайкальской области решил взыскать с торговцев налоги в зависимости от величины их капиталов. В августе 1912 г. крестьяне подтвердили это решение новым приговором, но в феврале 1913 г. представители власти отменили его на том основании, что с владельцев торгового капитала денежные сборы может взимать только податная инспекция [43]. В качестве примера борьбы, направленной на уничтожение имущества кулаков, можно назвать выступление крестьян с.Унзени Бийского уезда Томской губернии, разоривших летом 1911 г. пасеку сельского богатея, владельца больших посевов, мельницы, кожевенного завода и кузницы [44].

Специфической формой второй социальной войны в деревне, характерной для периода столыпинского землеустройства, были выступления трудящихся слоев крестьянства против внутринадельного размежевания. Они начались с 1910 г., с проведением Столыпиным «нового курса» аграрной политики, направленного на укрепление кулачества путем насаждения хуторов и отрубов. Внутри сельских обществ происходили столкновения на почве землеустройства, бедняки выступали против выделения хуторов и отрубов. Летом 1911 г. около тысячи переселенцев с.Баево Нижне-Кулундинской волости Барнаульского уезда высказались за проведение внутринадельного размежевания, но старожилы (до 300 чел.) выступили за сохранение общинного землевладения и отказались получать наделы [45]. В 1911 г. сельский сход отказался выделить на хутор крестьянина пос. Петербургского Тарского уезда Тобольской губернии, так как он претендовал на участок, используемый как общественный выгон [46].

Иногда на хутора выделялись маломощные крестьяне, наивно рассчитывая этим путем избавиться от притеснений кулаков и поправить свои хозяйства. В июне 1912 г. 13 домохозяев д.Соколово Антроповской волости Тюменского уезда Тобольской губернии подали прошения о выделении на хутора, мотивируя тем, что их, бедняков, обижают в обществе при разделе земли, травят скотом посевы. Просьба крестьян была удовлетворена [47].

В связи с землеустройством обострились старые противоречия трудящегося крестьянства и зажиточных владельцев заимок. В начале июля 1912 г. сельское общество пос. Плотниковского Залесовской волости Барнаульского уезда потребовало переселить жителей заимок в деревню, а их землю поделить между всеми поровну. В ответ на отказ общинники во главе с сельским старостой разбили у заимочников изгороди, попортили огороды [48].

Особо следует сказать о забастовках сельскохозяйственных рабочих, которые являлись одной из высших форм второй социальной войны в деревне. Их появление связано с повышением степени зрелости капиталистических отношений в сельском хозяйстве Сибири и растущим влиянием рабочего класса, большевистских организаций на крестьянские массы [49]. Еще в декабре 1905 г. крестьяне-ямщики Чекурской волости Олекминского уезда Якутской области провели забастовку, требуя повышения платы за обывательскую гоньбу [50]. Но это была борьба крестьян против одного из феодальных пережитков (натуральной повинности) с использованием пролетарских методов.

Осенью 1909 г. произошла одна из первых известных исследователям на сегодняшний день забастовок сельских рабочих в Сибири. Крестьяне с.Мальты Иркутской губернии, нанятые для поставки материалов на сооружение моста через р.Белую, потребовали от подрядчика Ф.Никифорова выплаты им денег, предусмотренных контрактом. Не получив удовлетворения, они прекратили работу и подали мировому судье прошение о взыскании с подрядчика денег [51]. Всего за 1909-1913 гг. выявлено 11 подобных выступлений, преимущественно в Тобольской губернии, где была сосредоточена основная часть частновладельческих имений в Сибири. Эти выступления имели черты, присущие всему крестьянскому движению. В основном сельские пролетарии боролись за землю, получение или расширение надела, т.е. выдвигали крестьянские требования.

С началом первой мировой войны, в июле-декабре 1914 г., зафиксировано 176 случаев крестьянских выступлений, преимущественно волнений мобилизованных, из них только 8 случаев второй социальной войны. В 1915 г. выявлено также 8 случаев, но в изменившихся условиях резкого сокращения всех выступлений до 45. В 1916 г. классовая борьба в сибирской деревне усилилась за счет оживления второй социальной войны. Выступления такого характера отмечены в 17 селениях. Они дали 1/3 от числа охваченных крестьянским движением. В большинстве своем - это поджоги кулацкого имущества и разгромы торговых заведений в связи с ростом дороговизны и недовольством продовольственной политикой царского правительства.

В годы войны изменился состав участников антибуржуазных выступлений в деревне, в них вовлекаются женщины-солдатки, создававшие «продовольственные беспорядки». В 1916 г. они разгромили лавки торговцев в д.Мякотихе, в селах Локтевском и Топольном Змеиногорского уезда и с.Солтынском Бийского уезда Томской губернии. В Ачинской, Ирбейской, Рыбинской и Уярской волостях Канского уезда Енисейской губернии в выступлениях против торгово-ростовщической буржуазии участвовали тысячи крестьян. На их усмирение были брошены воинские части, многие участники подверглись аресту. В 1916 г. известны также четыре индивидуальных или групповых акта - поджоги имущества торговцев и предпринимателей. Так, в мае крестьяне с.Викуловского Тарского уезда Тобольской губернии сожгли 17 домов кулаков, торговцев и полицейских [52]. За январь - февраль 1917 г. сведений о второй социальной войне в сибирской деревне пока не обнаружено.

Крестьянское движение в Сибири, включая вторую социальную войну, достигло наивысшего уровня в 1917 г., в период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. В марте-октябре 1917 г. столкновения бедноты и сельской буржуазии составляли около 17% от общего числа выступлений. По сравнению с 1916 г. количество их увеличилось абсолютно, но в первые месяцы после февральской революции их удельный вес в крестьянском движении понизился в связи со взлетом общекрестьянской борьбы в это время. В марте 1917 г. случаев второй социальной войны не зафиксировано, в апреле их доля в крестьянском движении не превышала 11%, в мае она повысилась до 34% за счет сокращения общего числа выступлений и учащения захватов земель кулаков и частных владельцев, порубок на их землях. В июне доля случаев второй социальной войны снова понизилась до 16% в результате сокращения земельных захватов и порубок, в июле-августе составила 20-25%, а в сентябре-октябре - 30-33%. Данные «Хроники» свидетельствуют о том, что в период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую вторая социальная война в сибирской деревне нарастала быстрее, чем первая.

Это объяснялось дальнейшим ухудшением положения трудящихся масс в процессе растущей хозяйственной разрухи и обострением внутрикрестьянских противоречий, а также активной деятельностью большевиков по выполнению решений Апрельской партийной конференции о создании политической армии революции и самостоятельной организации беднейшего крестьянства. По-прежнему главными были аграрные требования беднейших крестьян, и соответственно этому с весны 1917 г. основной формой их выступлений являлись захваты земли у кулаков. Такие факты отмечены примерно для 2/3 всех селений с крестьянским движением.

Переселенцы пос. Ильинского Омского уезда Акмолинской области в соответствии с решением их собрания 7 апреля 1917 г. захватили землю у крупного арендатора и стали пасти на ней скот [53]. Наряду с открытыми совершались скрытые захваты в виде потрав земельных угодий. В июне крестьяне с.Покровского Верхнеудинского уезда Забайкальской области организованно начали потраву кулацких покосов, угрожая вооруженным сопротивлением. Областной комиссар прислал для подавления крестьян команду военной милиции [54].

Заметную долю (примерно 1/4 от общего числа) составляли выступления против торговцев и предпринимателей, происходившие преимущественно в первые месяцы после февральской революции. Большинство их происходило в связи с недостатком у бедняков промышленных и продовольственных товаров, семян для засева полей. Крестьяне громили торговые заведения и забирали товары, пресекали спекуляцию, устанавливая твердые цены. 12 октября 1917 г. съезд представителей волостей и станиц Нерчинскозаводского уезда Забайкальской области поручил районному продовольственному комитету учесть имевшиеся у владельцев кожевенных заводов запасы кож и отпускать их по требованию волостных и станичных комитетов [55]. По сравнению с предшествующими годами в выступлениях против торговцев участвовали не столько сельские общества в целом (таких случаев стало заметно меньше), сколько беднейшие крестьяне. Ранее распространенные столкновения переселенцев и старожилов, обложение торговцев и предпринимателей податями теперь встречались как единичные случаи.

В условиях изменившейся обстановки, когда возросла политическая активность масс, появились новые, ранее неизвестные формы борьбы. В начале апреля - мае начались перевыборы сельских и волостных комитетов и изгнание из их состава кулаков. По числу случаев таковые занимали второе место. В первой половине апреля солдаты-отпускники с.Кружихи Барнаульского уезда Томской губернии переизбрали крестьянский комитет, выдвинув в него бедняков, а богатых, выступивших против, арестовали [56]. В апреле перевыборы сельского комитета провела беднота с.Таскаево Каинского уезда Томской губернии, волостного комитета - группа большевистски настроенных бывших солдат из бедняков с. Андреевского того же уезда (май) [57] и т.д. Перевыборы кулацких комитетов, отражавшие рост политической сознательности и активности беднейшего крестьянства, подводили его в союзе с рабочим классом и под руководством большевиков к борьбе за власть Советов.

Новое в выступлениях крестьянской бедноты и всего крестьянства заключалось и в повышении их организованности. Нередко выступления начинались по решению крестьянских комитетов и проходили под их руководством. 10 марта только что возникший комитет общественной безопасности с.Таловского Томского уезда провел учет запасов муки и начал выдавать ее остронуждающимся солдатским семьям [58]. Переселенцы пос. Омутиха Барнаульского уезда выбрали свой комитет, который принимал решения об отводе новым жителям земель, занятых зажиточными арендаторами [59]. Кыштовский волостной комитет Каинского уезда реквизировал у кулаков излишки семян и продал их бедноте по пониженным ценам [60].

В 1917 г. широкое распространение получила такая форма движения, как крестьянские съезды. Решения съездов, проходивших под большевистским влиянием, отражали интересы и требования беднейших слоев деревни и широких масс крестьянства. На эти решения опирались крестьяне в своей борьбе, и это придавало их выступлениям организованный характер. Так, руководствуясь постановлением первого крестьянского съезда Канского уезда Енисейской губернии от 12 апреля 1917 г. о конфискации казенных, церковных и частновладельческих земель, недоверии Временному правительству, крестьяне выбрали 10 волостных общекрестьянских и 2 сельских бедняцких Совета (в Тасеево и Канарое), начали конфискацию частновладельческих участков; уездный Совет выделил бедноте семена [61].

В период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую формируется союз рабочего класса с беднейшим крестьянством. Это проявилось и в развитии второй социальной войны в сибирской деревне. Рабочие, поддерживая и направляя борьбу крестьян, принимали на своих собраниях резолюции с требованием немедленной передачи всей земли в общенародную собственность, помогали осуществлять эти требования (ст.Иланская в Енисейской губернии, Сосьвинский завод в Тобольской губернии и др.). Комитет общественных организаций Сосьвинского завода «в помощь крестьянам и наемным рабочим» потребовал бесплатной пастьбы скота в Пелымском лесничестве и 8-часового рабочего дня военнопленным, работавшим в лесничестве. Рабочие завода и крестьяне захватили в свое пользование Сосьво-Лосьвинскую земельную дачу [62].

В свою очередь, трудящиеся крестьяне поддерживали требования рабочих о 8-часовом рабочем дне, рабочем контроле над производством и т.д. (с.Коротково Томской губернии, второй крестьянский съезд Минусинского уезда Томской губернии и др.), помогали материально Советам рабочих и крестьянских депутатов, обращались к ним за советами и разъяснениями. В многочисленных крестьянских наказах поддерживалась национализация промышленных и торговых предприятий, железных дорог [63]. Сельские пролетарии использовали требования и формы борьбы промышленных рабочих. Наемные рабочие, строившие дорогу от пос. Добринского до ст.Саргулка (Туринский уезд Тобольской губернии), забастовали, потребовав 8-часового рабочего дня и повышения заработной платы [64].

В августе 1917 г. вторая социальная война и все крестьянское движение в Сибири достигли высшей ступени, характеризуемой переходом под руководством большевиков беднейшего крестьянства на сторону социалистической революции. Второй съезд рабочих и солдатских депутатов Западной Сибири, проходивший в середине августа в Омске, поддержал лозунг о передаче всей власти Советам и призвал трудящихся города и деревни бороться за его осуществление. Осенью за переход власти к Советам высказались рабочие промышленных центров, солдаты Омского, Томского и Барнаульского гарнизонов, крестьяне с.Ступино Кузнецкого уезда, д.Чистюньки Барнаульского уезда и др. Этот процесс охватил крестьянскую бедноту Восточной Сибири. К решению крестьян д.Усть-Погромной Даурской волости Ачинского уезда Енисейской губернии от 30 августа о передаче власти Советам присоединились крестьяне деревень Смоленки, Ермолаевой и Потаповой той же волости. О неподчинении Временному правительству и признании власти Советов заявили трудящиеся Кияйской, Петропавловской, Степно-Баджейской, Тертежской и Шалинской волостей Красноярского уезда. Первый общесибирский съезд Советов, заседавший 16-23 октября, высказался за Советскую власть и создал ЦИК Советов Сибири. От имени рабочих и беднейших крестьян Сибири он заявил о готовности поддержать социалистическую революцию [65]. Длительный процесс крестьянского движения и второй социальной войны в Сибири закономерно завершился переходом крестьянской бедноты в союзе с рабочим классом на сторону социалистической революции.

В заключение попытаемся выделить общие и особенные черты второй социальной войны в деревне Сибири по сравнению с европейской частью страны. Общие черты проявились в единстве социально-экономических и политических предпосылок развития второй социальной войны в Сибири и Европейской России, в составе основных борющихся классовых сил и в антикапиталистической направленности движения, в соотношении двух социальных войн при преобладании первой. Общими были и главные этапы развития борьбы крестьянской бедноты с сельской буржуазией, как и всего крестьянского движения.

Некоторые особенности социально-экономического развития сибирской окраины обусловили отличительные черты второй социальной войны. При отсутствии в Сибири помещичьего землевладения здесь не было выступлений сельских рабочих, занятых наемным трудом в капиталистических хозяйствах помещиков. С отсутствием помещичьего землевладения связан и тот факт, что противоречия крестьянской бедноты и сельской буржуазии не затушевывались борьбой против помещиков. В сочетании данного фактора с другим - более высоким удельным весом кулачества в сибирской деревне - это объясняет и больший (в отдельные периоды) удельный вес второй социальной войны в Сибири по сравнению с Европейской Россией.

Для Сибири как колонизуемой окраины характерна борьба переселенческой бедноты и зажиточных старожилов, чего не было в центре страны. На окраине ниже был удельный вес выступлений сельскохозяйственных рабочих, что объяснялось их меньшей долей в составе сибирской бедноты, распыленностью батраков ввиду немногочисленности крупных капиталистических хозяйств, обратимостью батрачества, когда часть наемных рабочих заводила мелкие хозяйства, исчезала с рынка труда и, участвуя в борьбе, поддерживала общекрестьянские требования. В целом же вторая социальная война сыграла большую роль в развитии классовой борьбы в сибирской деревне и подготовке в ней условий для победы социалистической революции.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Ленин В.И. Полн. собр. соч. - Т.4. - С.429-437; Т.7 - С.129-203; Т.11. - С.282-291; Т.12. - С.94-98.
[2]Там же. - Т.11. - С.282-283.
[3]Там же. - Т.12. - С.97.
[4]Там же. - Т.12. - С.409.
[5]Там же. - Т.7. - С.189.
[6]Там же. - Т.12. - С.97.
[7]Там же. - Т.4. - С.432.
[8]Там же. - С.432-433.
[9]Там же. - Т.10. - С.154.
[10]Там же. - Т.10. - С.152.
[11]Шестаков А.В. Борьба сельских рабочих в революции 1905-1907 гг. - М.; Л., 1930. - С.4, 83, 86 и др.
[12]Шестаков А.В. Октябрь в деревне. - М., 1925; Он же. Большевики и крестьянство в революции 1917 г. - М.; Л., 1927; Он же. Крестьянские организации в 1917 г. // Аграрная революция. - М., 1928. - Т.2; и др.
[13]Верменичев И. Аграрное движение в 1917 г. // На аграрном фронте. - 1926. - N 2; Он же. Крестьянское движение между февральской и Октябрьской революциями // Аграрная революция. - М., 1928. - Т.2; Дубровский С.М. Крестьянство в 1917 г. - М., 1927; Игрицкий И.В. Движение сельскохозяйственных рабочих в 1917 г. // На аграрном фронте. - 1928. - N 11; и др.
[14]См.: Иванов Л.М. Революция 1905-1907 гг. на Украине // Революция 1905-1907 гг. в национальных районах России. - М., 1955; Шумилов М.Н. Движение сельскохозяйственных рабочих в 1905-1907 гг. // Вопросы истории. - 1955. - N 9; Он же. Октябрьская социалистическая революция и исторические судьбы батрачества. - М., 1968; Дубровский С.М. Крестьянское движение в революции 1905-1907 гг. - М., 1956; Он же. Столыпинская земельная реформа. - М., 1963; Абрамов П.Н. Из истории крестьянского движения в 1905-1906 гг. в центрально-черноземных губерниях // Ист. зап. - Т.57; Соболев П.И. Беднейшее крестьянство - союзник пролетариата в Октябрьской революции. - М., 1958; Драудин Т. Безземельное крестьянство Латвии в борьбе за землю и власть Советов в 1917-1919 гг. - Рига, 1959; Шабуня К.И. Аграрный вопрос и крестьянское движение в Белоруссии в революции 1905-1907 гг. - Минск, 1962; Тиль А.А. Революция 1905 г. в литовской деревне. - Вильнюс, 1964; Годючко А.И. Борьба сельскохозяйственного пролетариата Предкавказья в 1905-1907 гг. // Научная сессия по истории первой русской революции 1905-1907 гг. - М., 1965; и др.
[15]Осипова Т.В. Классовая борьба в деревне в период подготовки и проведения Октябрьской революции. - М., 1974; Симонова М.С. Крестьянское движение 1905-1907 гг. в советской историографии // Ист. зап. - Т.95; Кострикин В.И. Крестьянское движение накануне Октября // Октябрь и советское крестьянство. 1917-1927 гг. - М., 1977; Малявский А.Д. Крестьянское движение в России в 1917 г. Март - октябрь. - М., 1981.
[16]См.: Горюшкин Л.М., Миненко Н.А. Историография Сибири дооктябрьского периода (XVII - начало XX вв.). - Новосибирск, 1984.
[17]Дулов В.И. Крестьянство Восточной Сибири в годы первой русской революции. - Иркутск, 1956.
[18]Там же. - С.66-67, 91-93.
[19]Там же. - С.12, 245.
[20]Храмков А.А. Крестьянское движение в Томской губернии в дни всеобщей мобилизации в июле 1914 г. // Сборник научно-исследовательских работ кафедр общественных наук. - Томск, 1958. - С.64-65; Степынин В.А. Колонизация Енисейской губернии в эпоху капитализма. - Красноярск, 1962. - С.280, 290, 525-528; Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Сибири в годы столыпинской аграрной реформы. - Л., 1962. - С.541-543; Горюшкин Л.М. Сибирское крестьянство на рубеже двух веков. - Новосибирск, 1967.
[21]Самосудов В.М. Революционное движение в Западной Сибири (1907-1917 гг.). (Документальное пособие к спецкурсу). - Омск, 1971. - С.57-161.
[22]Кондриков Б.В. Крестьянское движение в Западной Сибири в период первой русской революции. - Омск, 1976. - С.93-105, 137-142.
[23]Горюшкин Л.М. Крестьянское движение в Сибири в 1917 г. - Новосибирск, 1975. - С.81-156.
[24]Крестьянское движение в Сибири в 1861-1907 гг.: Хроника и историография. - Новосибирск, 1985.
[25]См. подробнее: Горюшкин Л.М. Аграрные отношения в Сибири периода империализма (1900-1917 гг.). - Новосибирск, 1976. - Гл.4: Разложение крестьянства и его порайонные особенности.
[26]Крестьянское движение в Сибири в 1861-1907 гг. - С.141-197.
[27]Имеются в виду Тобольская, Томская, Енисейская, Иркутская губернии, Забайкальская область и Омский уезд Акмолинской области.
[28]Горюшкин Л.М. Крестьянская община и маслодельная кооперация в Сибири (конец XIX - начало XX в.) // Крестьянство Сибири XVIII - начала XX в.: Классовая борьба, общественное сознание и культура. - Новосибирск, 1975. - С.187-206.
[29]ГАТО, ф.3, оп.45, д.62, л.304.
[30]ЦГАОР, ф.102, д.3, 1902, д.1, ч.5, л.«В», л.1-2.
[31]ЦГАОР, ф.102, Д-3, 1902, д.1, ч.5, л.5, 21, 24, 25.
[32]ГАОО, ф.3, оп.7, д.10003, л.3-35.
[33]ЦГИА, ф.1344, оп.122, д.1020, л.25-26.
[34]ГААК, ф.3, оп.1, д.228, л.723.
[35]ГАИО, ф.25, оп.12, д.44, л.12-15, 17 и др.
[36]Крестьянское движение в Сибири... - С.322.
[37]ЦГАОР, ф.102, ДП-00, 1906, д.700, ч. 18, л.4-5, 12.
[38]ГАКК, ф.595, оп.63, д.4664, л.123.
[39]ЦГИА, ф.1278, оп.1, д.278, л.67-68.
[40]ЦГАОР, ф.102, оп.Д-4, д.77, ч. 2, л.65-66.
[41]ГАЧО, ф.20, оп.1, д.1519, л.95-97.
[42]ТФ ГАТюмО, ф.174, оп.1, д.172, л.136-138.
[43]ГАЧО, ф.20, оп.1, д.3424, л.1-3, 8 и др.
[44]ГАТО, ф.3, оп.12, д.3924, л.133.
[45]Жизнь Алтая. - 1911. - 18 авг.
[46]ГАОО, ф.183, оп.1, д.307, л.3.
[47]ГАТюмО, ф.8, оп.1, д.3, л.325.
[48]Жизнь Алтая. - 1911. - 6 июля.
[49]О работе большевиков в сибирской деревне см.: Горюшкин Л.М. Крестьянское движение в Сибири в 1917 г. - Новосибирск, 1975.
[50]См.: Дулов В.И. Крестьянство Восточной Сибири в годы первой русской революции. - Иркутск, 1956. - С.183-195.
[51]Ноздрин Г.А. Крестьянское движение в Сибири в 1907-1914 гг.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. - Новосибирск, 1984. - С.16.
[52]Крестьянство Сибири в эпоху капитализма. - Новосибирск, 1983. - С.275.
[53]ГАОО, ф.1111, оп.1, д.4, л.316.
[54]ГАЧО, ф.334, оп.1, д.22, л.34-35.
[55]ГАИО, ф.741, оп.1, д.14, л.40.
[56]ГАТО, ф.166, оп.1, д.5, л.137.
[57]См.: Горюшкин Л.М. Крестьянские комитеты в 1917 г. // Изв. СО АН СССР. Сер. обществ. наук. - Вып.1. - 1978. - N 1. - С.71.
[58]Сибирская жизнь. - 1917. - 10 марта.
[59]ГААК, ф.4, оп.8, д.176, л.140.
[60]См.: Хайруллин Н.Б. Большевики Омска в период Октябрьской революции. - Омск, 1957. - С.24-25.
[61]За власть Советов: Сб. док. - Красноярск, 1957. - С.68-69, 81-82.
[62]ТФ ГАТО, ф.512, оп.1, д.78, л.239.
[63]См.: Сафронов В.П. Октябрь в Сибири. - Красноярск, 1962. - С.250; Соловьева В.А. Крестьянское революционное движение в Сибири после свержения самодержавия (март - апрель 1917 г.) // Вопросы истории Сибири. - Томск, 1967. - Вып.3. - С.167.
[64]Горюшкин Л.М. Крестьянское движение в Сибири в 1917 г. - С.145.
[65]Шорников М.М. Большевики Сибири в борьбе за победу Октябрьской революции. - Новосибирск, 1963. - С.446-447, 461-465; Горюшкин Л.М. Крестьянское движение в Сибири в 1917 г. - С.136-137.
 

 
 
Обложка
вверхИсточник публикации: Горюшкин Л.М. Вторая социальная война в сибирской деревне периода капитализма // Социально-экономические отношения и классовая борьба в Сибири дооктябрьского периода / АН СССР. Сибирское отделение. Институт истории, филологии и философии; Отв. ред. д-р ист. наук Л.М.Горюшкин. - Новосибирск: Наука, 1987. - С.5-29. - Библиогр.: в примеч., с.27-29.
 

Научные школы ННЦ Л.М.Горюшкин | Указатель трудовПодготовил Сергей Канн  
 


[Начало | О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
В 2004-2006 гг. проект поддерживался грантом РФФИ N 04-07-90121
 
© 2004-2021 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика

Документ изменен: Wed Feb 27 14:55:50 2019. Размер: 118,600 bytes.
Посещение N 5557 с 1.11.2012