Век Лаврентьева (2000) - Б.В.Белянин. Почти забытые детали
Навигация
УголУгол
 
  110 М.А.Лаврентьев ЛЕТ  
КАК ЭТО БЫЛО
 
  

Б.В.Белянин

ПОЧТИ ЗАБЫТЫЕ ДЕТАЛИ

Белянин Борис Владимирович (1907-1991) - инженер. В 1945- 1955 гг. работал в ЦАГИ, в 1955-1959 гг. - заместитель начальника, начальник СибНИА, в 1959-1968 гг. - заместитель председателя СО АН СССР по производственным и техническим вопросам. Дважды лауреат Государственной премии СССР.

Датой создания Сибирского отделения АН СССР справедливо считается 18 мая 1957 года, когда было подписано известное постановление правительства.

Однако есть еще одна, несколько более ранняя дата, о которой не очень многие знают: за две недели до этого - 4 мая - состоялось заседание Бюро ЦК КПСС по РСФСР, на котором и было принято решение об образовании Сибирского отделения. И этим решением Совету Министров поручалось выпустить ключевое постановление.

Событию предшествовала подготовка. В Москву, в частности, вызвали из областей Сибири и Дальнего Востока представителей вузовской и отраслевой науки - для предварительного обсуждения и участия в заседании Бюро ЦК КПСС.

В числе этих представителей довелось оказаться и мне, работавшему тогда в Новосибирске начальником (директором) Сибирского научно-исследовательского института авиации Министерства авиационной промышленности. Институт был образован на базе филиала ЦАГИ, эвакуированного из Москвы в 1942 году во главе с академиком С.А.Чаплыгиным. Большая часть сотрудников вернулись в Москву, но оставшиеся вместе с новыми людьми образовали наш институт. На его территории похоронен С.А.Чаплыгин, скончавшийся в 1942 году.

1 мая 1957 года, когда мы дома отдыхали после демонстрации, срочно прибыл представитель Новосибирского обкома КПСС и вручил мне предписание немедленно вылететь в Москву, в ЦК КПСС, не объяснив цели поездки. Я тотчас же отправился в городской аэропорт (Толмачевского еще не было) к очередному рейсовому самолету. В самолете оказалось всего два пассажира - директор НЭТИ Г.П.Лыщинский и я. Лыщинский получил такое же предписание, и, как и я, был озадачен. Самолет ИЛ-12 летел тогда до Москвы довольно долго, со многими посадками (в Омске, Свердловске, Казани и Горьком). Желающих лететь 1 мая больше не нашлось, и рейс перевозил только нас двоих.

Прибыв поздно вечером в Москву, мы явились в ЦК КПСС к дежурному и получили предписание поселиться в небольшой гостинице ЦК и ждать указаний. Сообщить близким и знакомым о прибытии разрешалось, но надолго отлучаться запрещалось. Несколько позднее прибыли ректор Дальневосточного университета и ректор Томского политехнического института. Гостиница была пуста, мы прожили там до 3 мая, когда нас вызвали в ЦК КПСС - сначала к секретарю ЦК П.Н.Поспелову, а затем к секретарю ЦК М.А.Суслову. Каждый из них принимал нас по одному и вел неторопливую беседу о предполагаемом учреждении Сибирского отделения АН СССР. Они говорили, что группа видных академиков - М.А.Лаврентьев, С.А.Христианович и С.Л.Соболев - выступила с инициативой о переезде на постоянную работу в Сибирь ряда видных ученых с учениками и о строительстве города науки в Сибири с целью развития там фундаментальных исследований. Обсуждались в этой связи перспективы развития вузов и отраслевых институтов и наше отношение к новому делу.

Приехавшие из Новосибирска и Владивостока поддержали идею и обещали содействие начинанию. Насколько я помню, томич высказывался более скептически.

4 мая 1957 года состоялось заседание Бюро ЦК КПСС по РСФСР, где и обсуждался вопрос об организации Сибирского отделения АН. Заседание вел секретарь ЦК А.Б.Аристов, бывший тогда председателем этого бюро. Кроме нас, в обсуждении участвовали и первые секретари обкомов из Якутии, Владивостока, Томска, Иркутска и Бурятии.

Зал заседаний Президиума ЦК располагался рядом с кабинетом Генерального секретаря. Строгой красоты двухцветная комната, облицованная белым мрамором, с удобными столиками для каждого (всего человек на 80-100). Прежде, когда несколько лет я был парторгом ЦК в ЦАГИ, мне приходилось бывать на заседаниях в ЦК, но в эту комнату (зал) я попал впервые. Не все выступавшие поддержали организацию Сибирского отделения (в частности, секретарь Якутского обкома и ректор Томского политехнического института). Остальные поддержали, и было принято решение о создании Сибирского отделения АН СССР и дано поручение правительству о подготовке соответствующего постановления. Нас отпустили по домам - с просьбой председателя о всевозможной помощи масштабному начинанию. Перед отъездом я доложил в своем министерстве заместителю министра Кобзареву о подробностях совещания, о котором он знал в общих чертах. От имени министра он поручил мне помогать приезжающим в Новосибирск ученым, близким нам по специальности (аэродинамика, наука о прочности, приборостроение), не запрашивая разрешения по частностям.

Летом в Новосибирск прибыл академик М.А.Лаврентьев и, побывав в обкоме КПСС, приехал в наш институт. Я показал ему лабораторию и установки (по испытанию на усталостную прочность самолетов), познакомил с руководителями других лабораторий. Он рассказал о своих планах и некоторых задачах динамической прочности и пригласил меня на следующий день участвовать в выборе площадки для Академгородка, но говорил, что для окончательного выбора осмотрит еще другие города (упоминались Красноярск и Иркутск).

На следующий день поехали осматривать площадку. Ту самую, где и вырос Академгородок. В осмотре участвовали секретари обкома (без первого секретаря), горкома КПСС, председатель горсовета, главные архитекторы, областной и городской, другие заинтересованные люди. Обское водохранилище еще только заполнялось. Михаил Алексеевич, к общему удивлению и ужасу руководителей области и города, скинув шляпу, довольно высоко (и очень ловко) залез на сосну, чтобы лучше осмотреть площадку. Сосна эта, помнится, росла в районе Института автоматики или здания райкома КПСС.

Для осмотра площадки
Для осмотра площадки
Площадка всем понравилась. Там были небольшие, довольно чахлые участки клевера и других злаков и лес, который в основном сохранился и в отстроенном городке. К сожалению, М.А.Лаврентьеву в голову впился клещ, и его срочно отправили в Москву. С ним был сын М.М.Лаврентьев. Не упомню, когда осматривали площадки в других городах Сибири, но вскоре мы узнали, что место для Академгородка выбрано «наше».

Вскоре начали прибывать группы ученых, которых поселили в новом доме на Красном проспекте - кроме М.А.Лаврентьева с семьей, для которой на территории Академгородка выстроили небольшой дом, а для ближайших сотрудников неподалеку - бараки.

Для работы институтов выделили дом по ул. Советской, 18. Многих механиков, прочнистов и прибористов (членов-корреспондентов Карандеева, Григолюка) я разместил у себя в СибНИА, где они и работали около трех-четырех лет.

Прибывшие сразу же включились в работу научных семинаров нашего института, что было очень полезно, хотя впоследствии институт и потерял несколько работников, переехавших в Академгородок. Перешел на работу в Сибирское отделение и я - так притягательна была атмосфера создания первого Городка Науки.

1987 г.
(Написано к 90-летию М.А.Лаврентьева)
 СО РАН 
  
 
Б.В.Белянин. Почти забытые детали // Российская академия наук. Сибирское отделение: Век Лаврентьева / Сост. Н.А.Притвиц, В.Д.Ермиков, З.М.Ибрагимова. - Новосибирск: Издательство СО РАН, филиал «Гео», 2000. - С.234-236.
 

Назад ОГЛАВЛЕНИЕФАЙЛ PDF  Продолжение
  
  
 
УголУгол
[О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Библиография | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
  Пожелания и письма: branch@gpntbsib.ru
© 1997-2020 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Отредактировано: Wed Feb 27 14:34:42 2019 (20,206 bytes)
Посещение 2137 с 21.09.2010