Век Лаврентьева (2000) - А.П.Филатов. ...Даруем Сибири академическую науку
Навигация
УголУгол
 
  110 М.А.Лаврентьев ЛЕТ  
КАК ЭТО БЫЛО
 
  

А.П.Филатов

...ДАРУЕМ СИБИРИ АКАДЕМИЧЕСКУЮ НАУКУ

Филатов Александр Павлович (р. 1922). В 1961-1963 гг. - секретарь Новосибирского горкома КПСС, в 1963-1966 гг. первый заместитель председателя горисполкома. В 1966-1973 и 1978- 1988 гг. - первый секретарь Новосибирского обкома КПСС.

Впервые я близко познакомился с Михаилом Алексеевичем в феврале 1960 года, сразу же после утверждения меня заведующим отделом науки и школ Новосибирского обкома КПСС. Нам с А.П.Чугуковым, в то время - заместителем председателя горисполкома, поручили поехать с академиком Лаврентьевым в аэропорт Толмачево и встретить делегацию китайских ученых. Честно признаюсь, я не без робости ехал на эту встречу. Общение с таким крупным ученым, как М.А.Лаврентьев, и известными академиками Китая представляло для меня психологическую сложность из-за отсутствия опыта общения с научной элитой. Однако непосредственность Лаврентьева, свободный обмен мнениями с китайскими друзьями как-то сразу создали обстановку непринужденности, атмосферу задушевной товарищеской беседы. Михаил Алексеевич рассказывал китайским коллегам о строительстве академического центра, о системе подготовки научных кадров - Всесибирских олимпиадах, спецшколах для одаренных детей, университете на материальной и кадровой базе институтов.

На прощание мы вручили китайским гостям первый миниатюрный приемник на полупроводниках, изготовленный на одном из заводов Новосибирска.

В последующие пятнадцать лет мне часто приходилось решать различные вопросы с председателем Сибирского отделения Академии наук СССР. Встречались в разной обстановке: и на работе, и дома, и на отдыхе, и в торжественные минуты. Бесспорно, М.А.Лаврентьев был крупным ученым, незаурядным организатором, человеком с нестандартным мышлением, смелым и решительным, нередко - чрезмерно прямолинейным. Он обладал большим оптимизмом и верой в свое дело, отличался настойчивостью в достижении цели.

Сразу же после приезда из Москвы он решительно выступил против проекта так называемой свободной планировки Академгородка, а также стал настойчиво добиваться замены строительной организации. Лаврентьеву и первому секретарю обкома КПСС Ф.С. Горячеву удалось договориться с министром среднего машиностроения Е.П. Славским о передаче проектирования и строительства научного центра в ведение Средмаша. И это определило успех дела.

Исключительно большой вклад в создание Академгородка внес коллектив управления «Сибакадемстроя» во главе с Н.М.Ивановым, а позже – Г.Д.Лыковым. В короткие сроки молодой коллектив «Сибакадемстроя» набрал хорошие темпы, добился неплохого качества строительства, превратился в один из передовых отрядов новосибирских строителей. Работали здесь в основном молодые люди, многие из них стали студентами Новосибирского государственного университета. Особенно хорошо была организована работа с бригадирами - самой многочисленной армией младших командиров на стройке. Избрали активно действовавший Совет бригадиров. Советский райком партии (секретари Е.К.Лигачев и М.П.Чемоданов) обобщил все положительное на строительстве научного центра, и этот опыт получил широкое распространение в других наших строительных организациях.

Сооружение объектов Академгородка заботливо контролировалось Министерством среднего машиностроения. Министр, Ефим Павлович Славский, ежегодно бывал в Новосибирске, оценивал ход и качество строительных работ.

М.А.Лаврентьев и другие ученые Сибирского отделения АН часто бывали у строителей, беседовали с ними, читали лекции, рассказывали о работе академических институтов. Лаврентьев знал нужды строителей, откликался на их просьбы. Атмосфера общей увлеченности позволила в короткие сроки в основном завершить сооружение научно-исследовательских институтов, жилья и объектов социально-культурной сферы.

В осуществленном проекте Новосибирского научного центра (архитекторы И.Б.Орлов, М.А.Белый, А.С.Михайлов) нашли отражение новые принципы системы функциональной организации жилой застройки, а также современные планировочные приемы. Архитекторам и строителям удалось вписать здания и сооружения в существующий природный ландшафт, максимально сохранить лес. Одновременно производились новые посадки - рябины, березы, некоторых декоративных кустарников, которые украсили зеленый наряд Академгородка. За охрану окружающей среды горячо боролся Лаврентьев, его поддерживали соратники.

Однако создание Академгородка, как и любое большое дело, не всегда проходило гладко, не по всем вопросам совпадали точки зрения руководителей области и города и руководства Сибирского отделения АН Лаврентьев почему-то считал, что город хочет поправить свои дела за счет средств Академии. Это настроение подогревалось некоторыми товарищами из его окружения. Переубедить же его было трудно, а иногда - просто невозможно.

С секретарем обкома КПСС А.П.Филатовым
Трудный разговор.
С секретарем обкома КПСС А.П.Филатовым
Например, с подачи работников УКСа СОАН М.А.Лаврентьев настаивал на проектировании и строительстве для Академгородка локальных водозаборных сооружений в районе теперешнего пляжа, на сооружении ассенизационных полей вместо строительства канализационного коллектора и вывода сбросов из Академгородка в городские сети. Были разногласия и по вопросам производственно-хозяйственного механизма. И только благодаря решительности и настойчивости Б.В.Белянина, тогдашнего его заместителя по строительству, и Л.Г.Лаврова, заместителя по производственно - техническим вопросам, удалось убедить Лаврентьева в необоснованности и сложности эксплуатации локальных сооружений. Была создана надежная система водоснабжения и канализирования Академгородка, а также его производственно-техническая служба. Из-за недоверия к городу «пострадали» и некоторые объекты социального назначения. Например, на стадии завершения строительства был передан под СКБ «Сосна» завод по производству пищевых полуфабрикатов. Произошло это где-то в начале 70-х. Член бюро горкома КПСС Г.С.Мигиренко сообщил мне «по секрету», что Лаврентьев намеревается отдать под СКБ почти готовый завод. Понимая важность этого предприятия для жителей Академгородка, я сразу же поехал к Лаврентьеву. Михаил Алексеевич настаивал на передаче завода, мотивируя свое решение тем, что город все равно будет забирать продукцию. Более того, он высказал также идею о закрытии и передаче другому СКБ помещений Торгового центра - дескать, его услугами пользуются больше жители Новосибирска, Бердска и мешают работать ученым.

Я дал ему клятвенное заверение, что ни одного килограмма сосисок и ни одной бутылки газированной воды в город не возьмем. Убеждал, что Торговый центр просто жизненно необходим Академгородку. Кроме того, это единственный торговый объект в стране, проект которого экспонировался на Всемирной выставке в Монреале, я сам это видел, будучи там в 1967 году. Мне показалось, последний аргумент на него и подействовал. Трудный разговор длился более двух часов. В завершение уже мирным тоном он сказал: «Я подумаю». Через два часа после моего отъезда было подписано решение Президиума СО АН СССР о передаче недостроенного завода полуфабрикатов под СКБ «Сосна». Видимо, не удалось мне переубедить Лаврентьева.

К сожалению, во многих хозяйственных вопросах М.А.Лаврентьев был дилетантом, а некоторые его «консультанты» не всегда давали оптимальные советы. Общественного же мнения в то время не спрашивали. Но несмотря на все сложности, от «нуля» была создана материальная база большой сибирской науки. Заслуга Лаврентьева тут неоспорима. Как и в формировании замечательного коллектива исследователей.

Задолго до окончания строительства в Новосибирск приехали со своими учениками видные ученые из Москвы, Львова и других городов - члены Академии С.А.Христианович, А.А.Трофимук, И.Н.Векуа, К.БКарандеев, А.В.Николаев, Г.А.Пруденский... Институты работали в сложных условиях: не хватало помещений, оборудования, кадров. Но работали с первых же дней.

И вскоре стали появляться первые научные результаты.

Фундаментальные исследования Института геологии и геофизики СО АН СССР, осуществленные под руководством академика А.А.Трофимука, оказали большую помощь Сибирскому научно-исследовательскому институту геологии, геофизики и минерального сырья (СНИИГГиМС) в изучении и открытии Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

В Институте математики (директор С.Л.Соболев) родилось новое направление в алгебре - школы академика А.И.Мальцева.

Институт цитологии и генетики (директор Д.К.Беляев) совместно с Институтом растениеводства Сибирского отделения ВАСХНИЛ вывел перспективный сорт пшеницы «Новосибирская-67». Сорт и сегодня занимает ведущее место в нашей области.

Академгородок еще только закладывался, а под руководством Лаврентьева уже велись эксперименты по применению взрыва в мирных целях. В марте 79-го я присутствовал при запуске оригинального производства, пожалуй, единственного в стране, - цеха на Новосибирском стрелочном заводе по упрочнению взрывом сердечника крестовины стрелочных переводов.

В эти же годы технология с применением энергии взрыва нашла широкое распространение на заводах им. Чкалова, «Сибсельмаше», в объединении «Электроагрегат».

Серьезные, хотя и трудные, начинания. Так, от проекта до пуска цеха прошло более пятнадцати лет. Не было хорошо отработанного механизма «внедрения». По этой причине в начале 70-х Лаврентьев не торопился с выходом на широкие связи с предприятиями. Кроме того, он опасался, и не без оснований, что чрезмерное увлечение внедренческой деятельностью может отвлечь от фундаментальной науки, а без нее прогресс немыслим.

Членам Президиума СО АН, райкому и горкому партии пришлось приложить немало усилий, чтобы склонить Лаврентьева на «упрочение» контактов с производством. Первый договор о взаимодействии подразделений «Сибсельмаша» с двенадцатью институтами Сибирского отделения АН был подписан 4 ноября 1971 года (от Президиума СО АН - Г.И.Марчук, от «Сибсельмаша» - Ф.Я.Котов). На базе этого предприятия предполагалось создать модель внедрения наиболее важных научных разработок, имевшихся в академическом портфеле, а затем широко их тиражировать. Надо признать, что некоторые научные разработки не пошли в дело, например молот «Ермак». Сказались конструктивно - технологические недоработки - как со стороны ученых, так и со стороны производственников. Однако сотрудничество с «Сибсельмашем» сыграло большую роль в сближении Академии с производством. Позже подобные договоры были подписаны с заводом им. Чкалова, объединением «Электротерм», с рядом союзных министерств и ведомств.

По инициативе Лаврентьева вокруг Академгородка начал создаваться так называемый пояс внедрения, состоящий из десяти СКБ. Часть этих конструкторских бюро имела двойное подчинение - министерству и Сибирскому отделению АН. Выстраивалась цепочка: в научных учреждениях с помощью опытного производства материализовать идею, в КБ - дорабатывать изделие и технологию до опытного образца и производить мелкую серию, а уже мелкую серию вместе с технологией передавать в массовое производство. В общем, идея неплохая. И немало в этом направлении сделали КБ гидроимпульсной техники, СКБ «Катализатор» и др. Однако с рядом министерств не удалось установить деловые контакты, отработать экономический механизм взаимодействия. Не решена эта проблема до сих пор. Конечно, незыблемой остается заповедь Лаврентьева о приоритетности академической науки. Ей Лаврентьев был верен всегда. Помню, летом 1959 года приехал в область инструктор ЦК КПСС Н.А.Дикарев - его прислали разобраться с работой Института цитологии и генетики. Как он выразился, «приехал изучить, не остался ли «дубининский дух» в этом коллективе». Накануне его приезда от должности директора этого института был освобожден и «сослан» в Москву академик Н.П.Дубинин, а исполняющим обязанности директора назначили Д.К.Беляева.

В течение двух недель мы с Дикаревым добросовестно изучали тематику исследований до ухода Дубинина и после. И убедились, что смена руководителя не сказалась на тематике - в ней остались цитология и генетика. Об этом и доложили руководству обкома КПСС и Президиуму Сибирского отделения. И высказали свою точку зрения, что развивающиеся направления надо бы сохранить. М.А.Лаврентьев, Президиум, руководство обкома приняли решение не производить ломки в работе института, сохранить развитие направлений цитологии и генетики.

Исключительное внимание Михаил Алексеевич уделял подготовке научных кадров. Свою идею «каждый ученый должен иметь учеников» он настойчиво проводил в жизнь. Уже на первых порах организации научного центра подавляющее большинство ведущих ученых приехали в Новосибирск со своими коллективами. Надо было объединить их вокруг общей цели. Появились совместные разработки институтов - «на стыке наук», укреплялись продуктивные взаимосвязи.

Как-то в 1961 году мы сидели с Лаврентьевым в его кабинете и беседовали на разные темы. Во время беседы ему принесли миниатюрную - со спичечную коробку - посылочку. Он ее тут же раскрыл и извлек из упаковки медаль - подарок экскаваторщика из Томска. Памятная медаль, посвященная закладке Томского университета, «нашлась» при земляных работах. На медали надпись: «Даруем высшее образование Сибири. Семья Романовых». Михаил Алексеевич внимательно рассмотрел медаль и весело заметил: «Мы не монархи, но даруем Сибири академическую науку». И вернулся к разговору о подготовке научных кадров: отбор талантливых детей через олимпиады, далее - ФМШ, университет, НИИ. Говорил и о том, что на первых порах надо и с предприятий привлекать молодых специалистов, имеющих склонность к науке. Покажут хорошие результаты - останутся в Академгородке, а нет - вернутся на производство. Население Академгородка, по его мнению, не должно превышать 35-40 тыс. человек. Тут же Михаил Алексеевич отметил беспринципность некоторых академиков при защите докторских диссертаций и выборах действительных членов Академии. Привел немало примеров, когда не по заслугам и весомому вкладу в науку и практику присваиваются степени и звания, а по знакомству, землячеству, «кумовству» и т.д., и поэтому надо активно и бережно относиться к талантливой молодежи, помогать ей становиться на ноги.

Мне навсегда запомнилась эта беседа. К сожалению, не все получилось «по Лаврентьеву». Академгородок, в частности, превысил по числу жителей первоначально намечаемую цифру более чем в два раза.

Не всегда срабатывал и принцип бережного отношения к кадрам. Еще в 60-е годы допускались ошибки, в том числе - и со стороны самого Лаврентьева. В 1961 году я был свидетелем крупной ссоры между академиками М.А.Лаврентьевым и С.А.Христиановичем. Начался конфликт из-за того, что Христианович освободил Б.В.Войцеховского от обязанностей заведующего отделом Института гидродинамики - после несчастного случая со смертельным исходом по причине грубого нарушения правил техники безопасности в этом отделе. Решение справедливое. Но Лаврентьев, вернувшись из загранкомандировки, возмутился - почему решение принято в его отсутствие? А в это время академик Христианович «провинился» в личном поведении. Более шести часов вместе с работниками ЦК КПСС мы пытались их «помирить», доказать Лаврентьеву, что «грехи» Христиановича не так серьезны, чтобы освобождать его от должности первого заместителя председателя Президиума СО АН. Но Лаврентьев категорично стоял на своем - «или я, или он». В общем, С.А.Христианович вернулся в Москву. Позже уехали из Академгородка и некоторые другие ученые, не найдя подхода к «трудному» характеру первого руководителя.

Все же, несмотря на ошибки и издержки, боевой, молодой по возрастному составу коллектив сибирской академии был создан.

М.А.Лаврентьев по праву считается «отцом» академической Сибири. Однако, справедливости ради, нельзя забывать и об истории. Появлению Новосибирского научного центра предшествовала немалая работа

Западно-Сибирского филиала АН СССР, созданного в 1944 году, талантливых ученых и специалистов, живших в нашем городе. В годы Великой Отечественной войны у нас плодотворно трудились такие видные ученые, как «эвакуированные» академики С.А.Чаплыгин, А.А.Скочинский, а также сибиряки Т.Ф.Горбачев, Н.А.Чинакал и др. А еще в начале 30-х годов здесь жил и работал Юрий Кондратюк, механик новосибирской краевой конторы «Союзхлеб». Этот скромный человек независимо от Циолковского вывел формулу движения ракеты, выдвинул и самостоятельно обосновал идею пилотируемых полетов на Луну и другие планеты. В Новосибирске он издал книгу «Завоевание межпланетных пространств», которая не потеряла своего значения и в наши дни. Успехи советского народа в освоении космоса неоспоримы. И вклад нашего замечательного земляка в покорение межпланетных пространств общепризнан.

Лаврентьев любил повторять известные слова Ломоносова о роли Сибири в «могуществе России». И исключительно большое значение он придавал пропаганде научных знаний. В 1961 году по инициативе горкома партии был создан городской университет новейших достижений науки и техники - с пятью факультетами и двухгодичным сроком обучения. М.А.Лаврентьев приветствовал начинание и согласился выступать перед слушателями. Кроме него, «штатными» лекторами на общественных началах стали академики А.А.Трофимук, С.Л.Соболев, А.В.Николаев, Г.И.Будкер, Г.И.Марчук, члены-корреспонденты и доктора наук А.Г.Аганбегян, К.Б.Карандеев, Г.С.Мигиренко и др. Лекции и семинарские занятия, подготовка авторефератов, регулярные диспуты, тематические экскурсии в академические институты и на заводы - университет широко пользовался возможностями научного городка и промышленного центра.

На городском собрании, посвященном десятилетию университета, Лаврентьев высоко оценил его значение в пропаганде научных знаний и переподготовке кадров.

А с 1969 года стали регулярно проводиться Дни науки. Ведущие ученые выступали на предприятиях и в учреждениях города и области, а также по радио, телевидению, на страницах газет, встречались со студентами и школьниками. В академических институтах, а потом и в вузах это были дни открытых дверей. «Открытые двери» - в духе Лаврентьева, и он охотно отзывался на многие приглашения.

Как-то секретари Советского и Первомайского райкомов партии Р.Г.Яновский и Г.В.Алешин попросили Михаила Алексеевича встретиться с рабочими железнодорожного узла Инская. Он привез с собой большую группу ученых разных специальностей. Зал был переполнен. Получился живой интересный разговор. Ученые ответили более чем на сто вопросов о «науке и ее пользе». После Инской такие пресс-конференции получили широкое распространение в городе, наряду с общественными смотрами и научно - практическими конференциями, которые позднее, к сожалению, сошли «на нет». А тогда отдача от них была заметная. Повышался уровень технического и экономического мышления производственников, что влияло на работу предприятий. Например, темпы роста объемов промышленного производства в те годы по Новосибирску составляли 10 - 12 процентов. Чуть меньшими темпами росла производительность труда.

Не преувеличу, если отнесу этот рост и на счет научного центра, активность которого благотворно влияла на умы и настроения практиков.

В январе 1977 года Центральный комитет партии рассмотрел вопрос «О деятельности Сибирского отделения Академии наук СССР по развитию фундаментальных и прикладных научных исследований, повышению их эффективности, внедрению научных достижений в народное хозяйство и подготовке кадров». С докладом выступил академик Г.И. Марчук. На заседании секретариата ЦК фактически был подведен итог двадцатилетней деятельности коллектива Сибирского отделения АН СССР. Отмечались важные достижения сибирских ученых. Вместе с тем указывалось на серьезные недостатки в организации науки, связей с производством. Говорилось и о слабом взаимодействии с сибирскими отделениями медицинской и сельскохозяйственной академий.

С тех пор многие важнейшие разработки ученых Сибирского отделения АН применены на практике, вошли в общесоюзные целевые программы. Был создан Объединенный ученый совет трех сибирских отделений - СО АН СССР, СО ВАСХНИЛ, СО АМН.

«Академизация» Сибири оказывала и, хочется верить, будет оказывать все большее влияние на развитие производительных сил Сибири, образование и культуру сибиряков. Имя академика-коммуниста Михаила Алексеевича Лаврентьева навсегда вписано в историю края.

1989 г.
(Написано к 90-летию М.А.Лаврентьева)
 СО РАН 
  
 
А.П.Филатов. ...Даруем Сибири академическую науку // Российская академия наук. Сибирское отделение: Век Лаврентьева / Сост. Н.А.Притвиц, В.Д.Ермиков, З.М.Ибрагимова. - Новосибирск: Издательство СО РАН, филиал «Гео», 2000. - С.240-246.
 

Назад ОГЛАВЛЕНИЕФАЙЛ PDF  Продолжение
  
  
 
УголУгол
[О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Библиография | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
  Пожелания и письма: branch@gpntbsib.ru
© 1997-2020 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Отредактировано: Wed Jul 29 14:49:42 2020 (45,398 bytes)
Посещение 2365 с 21.09.2010