Выпускники МГУ в ННЦ СО РАН. 1957-2007 - Бронская К.М. Мне всегда очень помогало университетское образование (стр.23-24)
 Навигация
 
Выпускники МГУ в ННЦ СО РАН
Они учились на МоховойВОСПОМИНАНИЯ 
 

К.М. Бронская
МНЕ ВСЕГДА ОЧЕНЬ ПОМОГАЛО
УНИВЕРСИТЕТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

В 1939 году я поступила в МГУ на механико-математический факультет. В нашей группе 0-17 было много ребят - раза в два больше, чем девушек. Но так как начались военные действия в Финляндии, ребята старше 1922 года ушли на фронт. В группе осталось десять парней и десять девушек. В июне 1941 года окончили второй курс, перешли на третий, и 22 июня, в воскресенье должны были встретиться, чтобы договориться о летнем отдыхе (хотели на лодках спуститься по р. Белой). Но не встретились! Все рухнуло! Началась война!

Ребята - кто уходит в ополчение (и там погибли), кто-то поступил в военные Академии, и становились военным.

Девчата - сразу же поехали под Рязань, на сенозаготовку, там на заливных лугах (заливает весной талой водой) мы и жили в шалашах - жерди, покрытые соломой. У каждого было свое место, ограниченное соседом справа и слева. Было весело. Ни в дождь, ни в ветер непогода в шалаш почему-то не проникала. Но в основном было ясное, знойное лето, и целыми днями мы были на воздухе: косили траву, сушили ее (перевертывая), копнили, стоговали. Было несколько лошадей и старик-конюх. Вечером мы наблюдали зарево пожара в направлении Москвы. В конце лета вернулись в Москву. Университет уезжал на Восток. Но нас, то есть тех, кто перешел на третий курс, не взяли - не было места. Сказали, чтобы добирались кто как может.

Я осталась в Москве. Занятий в университете не было, и я с Верой Мироновой поступила в Московский педагогический институт, тоже на третий курс. Однако вскоре оставшиеся преподаватели начали занятия и в университете. Так мы, я и Вера Миронова, учились сначала и там, и там, а с весны 1942 года только в университете. Многие девушки, что ездили на сенозаготовку, закончили подготовительные курсы и ушли на фронт. Из нашего шалаша на фронт ушли Катя Рябова, Руфина Гашева (стали Героями Советского Союза), Лида Ускова (Конрод), Ира Тюлина. Это только те, кто был рядом. Москву бомбили каждый день. В десять вечера с северо-запада летела армада немецких самолетов, начинали бить зенитки, темное осеннее небо освещали лучи прожекторов - ловили самолет; трассирующие пули пересекали все небо. Было очень красиво, но и очень опасно. С неба сыпались осколки снарядов, которыми стреляли зенитки. Чистое небо - это когда с неба не падают осколки. А чавкающий звук зениток еще очень много лет звучал в ушах.

 

Мы, студенты, через два дня на третий дежурили в университете, чтобы сбрасывать зажигалки. В университете была комната, где дежурившие могли до объявления тревоги спать. Но чаще мы ночью играли в преферанс. Днем, прежде чем доберешься до университета, несколько раз посидишь в бомбоубежище - днем тоже были налеты.

Москва была очень пустой, так как многие предприятия эвакуировали на Восток, темной - все было затемнено, чтобы ни одного огонька не было видно немцам, и очень-очень голодной (с утра до ночи - только одна мысль: где и чего бы поесть). После окончания третьего курса нас отправили на лесозаготовку под г. Дмитров, где нас немного задержали, так что мы опоздали на занятия и поэтому дали даже справку (у меня она сохранилась). После четвертого курса была практика в НИИ, а после пятого - нас там уже ждали. Очень нужны были молодые специалисты. Я по распределению была направлена в НИИ СПВА (стрелково-пушечного вооружения авиации), где проработала пять лет, до 1949 года. В это же время я закончила вечерний Университет марксизма-ленинизма (философский факультет), а в 1948 году поступила в аспирантуру МВТУ им. Баумана на кафедру "Теория механизмов и машин". После сдачи всего аспирантского минимума (семь предметов и два иностранных языка) меня направили в ЦАГИ, где я работала в группе профессора, доктора физико-математических наук П.М.Риза, но весной 1951 года нашу группу расформировали, и меня направили к академику Дородницину, где я начала заниматься программированием (чем и занималась до самого выхода на пенсию).

Везде, где бы я ни работала и чем бы я ни занималась, мне очень помогало университетское образование - я всегда была уверена, что в любой задаче можно разобраться и решить. Профессорско-преподавательский состав университета оставил глубокий след на всю жизнь своей культурой, интеллигентностью, глубокими знаниями и доброжелательностью. Ректором университета был Б.В.Петровский, деканом - А.Н.Колмогоров, "Уравнения математической физики" в 1943 году у меня принимал М.В.Келдыш - будущий президент АН СССР (поставил отлично).

В Сибирском отделении я работала в Институте математики с 1966 по 1975 год - старшим лаборантом, затем инженером, писала программы. Одна из программ для решения задачи Неймана была оформлена для подачи в государственный фонд алгоритмов и программ. Сейчас я живу в Академгородке, пенсионерка. И несмотря ни на что, радуюсь жизни!

 
 СО РАН 
  
 
Бронская К.М. Мне всегда очень помогало университетское образование // Выпускники МГУ в Новосибирском научном центре СО РАН. 1957-2007. - Новосибирск: Гео, 2007. - С.23-24.
 
Назад ОГЛАВЛЕНИЕ Продолжение
 
[О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Библиография | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
  Пожелания и письма: branch@gpntbsib.ru
© 1997-2020 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Отредактировано: Wed Feb 27 14:34:46 2019 (15,060 bytes)
Посещение 3179 с 04.05.2009